Menu

АНСАМБЛЬ УКРЕПЛЕНИЙ НАРВЫ И ИВАНГОРОДА

АНСАМБЛЬ УКРЕПЛЕНИЙ НАРВЫ И ИВАНГОРОДА. В ходе обсуждения вопросов, связанных с Нарвским замком, неоднократно упоминалось то, что Нарвский замок и Ивангородская крепость представляют собой уникальный историко-культурный ансамбль, подобных которому больше нигде не существует.

Две крепости.
Два каменных созвучья,
Две повести давно прошедших дней.

Татьяна Зрянина

В ходе обсуждения вопросов, связанных с Нарвским замком, неоднократно упоминалось то, что Нарвский замок и Ивангородская крепость представляют собой уникальный историко-культурный ансамбль, подобных которому больше нигде не существует. Оппоненты утверждали и – как всегда без аргументов, что это надуманный миф, который и рассматривать нет никакой необходимости.  Да и «…ансамбля никакого нет, а просто стоят по берегам реки две крепости и все тут…».


Что же, попробую в кратком обзоре обозначить аргументы, которые служат основанием считать и то, что ансамбль есть и то, что он уникален.

Прежде всего затронем вопрос – откуда появилась такая оценка двух оборонных сооружений, удаленных друг от друга на ширину реки Нарва? Впервые такую оценку мне пришлось услышать от эстонских специалистов по охране памятников:

Е.Кальюнди и Х.Ууэталу, которые занимались в послевоенное время реставрацией не только Нарвского замка, но и Ивангородской крепости. Позже такую же оценку с эстонской стороны дал историк Я.Тамм. С российской стороны такой же подход озвучивали специалисты по Ивангородской крепости — историки и археологи: В.Петренко, А.Кирпичников и др.

Видимо, такая оценка сложилась в конце 50-х, когда эстонские специалисты работали «на две крепости», а позже ее поддержали и российские историки. В основе такого подхода было несколько тезисов, а именно: уникальная близость и несомненное взаимное влияние на формирование внешнего облика оборонных сооружений, а так же исторический кон-текст, связавший замок и крепость в единую историческую судьбу.

Данный подход и аргументация стали основанием для переговоров в 1996 году с Ивангородской стороной о совместном намерении внести ансамбль оборонного зодчества в список всемирного наследия. Не все складывалось – как может показаться, радужно и без препятствий. Почти целый год ушел на переговоры, уточнения и встречи, а когда «протокол намерений» был подготовлен, нарвская мэрия отказалась его подписывать. «Ничего личного – просто политика». И все же Председатель Горсобрания А.Пааль нас поддер-жал: и документ подписал и на «церемонии обмена протоколами» заверил, что «Нарва будет делать со своей стороны все необходимое, чтобы наша совместная культурно-историческая ценность стала доступным достоянием для всего мира».

Если в предыдущих статьях в боль-шей степени внимание уделялось Нарвскому замку, то в данном кон-тексте начнем с Ивангорода.

В ЧЕМ УНИКАЛЬНОСТЬ ИВАНГОРОДА

1. ВЫБОР МЕСТА

Новгородцы традиционно сооружали крепости в «глубине» своей территории, чтобы обезопасить себя от неожиданного нападения противника. Крепости на самой границе ни-когда не строились. В нашем регионе примером может служить крепость Ям на реке Луга — в 20 км к востоку от границы.

Ивангород заложили на самой границе, на берегу реки Нарва – напротив города Нарва. Такой новый подход объясняется тем, что произошли существенные политические изменения: Новгородское, Псковское, а затем и Тверское княжества были присоеденены к Московскому княжеству, которое стало охранять, теперь уже свои. новые западные рубежи.

Если ранее новгородцы сооружали крепости только с оборонной целью, то москвичи придали крепости новое

назначение – влияние на политику и экономику ливонцев и их союзников в непосредственной близости, на границе, а так же, в случае необходимости, крепость могла служить плацдармом для ведения военных действий на ливонской территории.Ивангороду отводилась роль основного опорного пункта актив-ной московской политики на Балтике. Москва стремилась ограничить экономическую силу новгородских купцов с одной стороны и заставить торговать европейских купцов с московскими в Ивангороде. Не случайно после строительства Иваногородской крепости в 1492 году, Иван III в марте 1494 г. ликвидировал последние привилегии Ганзы и закрыл Немецкий двор в Новгороде, что означало начало ликвидации ганзейской монополии на Балтике. Таким образом Ивангород был не только крепостью, но и экономическими воротами Москвы, обеспечивающими русским купцам выход к Балтийскому морю и прямую торговлю с Западом. Видимо, Иван III планировал построить Ивангородский порт и создать свой флот, в связи с чем велись переговоры с венецианскими корабельными мастерами.

Нарва, получив такого соседа, превращалась в конечный пункт западного влияния и зависела от того, насколько перемирия между Ливонским орденом и Швецией – с одной стороны, и Московским государством – с другой, обеспечивают мир в торговых отношениях. Необходимо было учитывать и то, что в 1491-92 гг. подходили к концу сроки перемиря, а так же и то, что к этому времени на Балтике стала создаваться коалиция ганзейских городов, Швеции и Ливонского ордена, которая старалась сохранить торговую монополию на северо-востоке Европы.

Место для строительства новой крепости было выбрано на Девичьей горе — крутом и обрывистом берегу реки Нарва. Выбор места был не случаен, так как река играла роль естественной первой линии обороны, защищая город с трех сторон. В то же время и река и переправа через нее (севернее Ивангорода) являлись транспортными магистралями. Рас-полагаясь непосредственно против Нарвского замка, ивангородцы могли наблюдать за действиями на правом берегу реки. В случае угрозы в «тылу» Ивангорода находилась крепость Ям в одном дне пешего перехода. Несомненно Иваногород и Ям составляли оборонительный комплекс, соединенный хорошей дорогой. Неслучайно немцы называли Ивангород «грозой Нарвы».Таким образом, стратегические составляющие: политические, экономические и оборонные выделяют Иваногородскую крепость как уникальную. Ивангород — единственная каменная крепость Московского царства, возведенная на Северо-Западе на новом месте и непосредственно на границе.

2. СТРОИТЕЛЬСТВО КРЕПОСТИ

«Только река Нарова шириной 150 метров отделяла русскую крепость от нарвского замка Германа. В Вос-точной Европе нет другого такого места, где бы так наглядно было выражено противостояние двух сосед-них государств Востока и Запада».

Выбранное место для крепости было свободно от построек, поэтому не было необходимости приспосабливаться и можно было начинать строительство с «чистого листа», а это предоставляло возможность использовать новейшие достижения в оборонном зодчестве. Московское государство в это время активно привлекает итальянских мастеров для модернизации существующих крепостей и строительства новых. Не случайно многие исследователи Ивангорода, выссказывались и при-водили доводы в том, что крепость «была построена итальянскими зодчими». Строительство Ивангорода – за один сезон 1492 года, было делом необычным, так как происходило на виду у противника. Первое крепостное сооружение — «цитадель», имело форму геометрически правильно-го квадрата с угловыми башнями и «этим принципиально отличалось от всех других крепостей Руси». Ивангород являлся первой строго регулярной крепостью, «открывшей эпоху строительства регулярных крепостей» в Московском государстве.

Но это был первый этап, за которым следовало строительство «города». Второй этап был прерван неожиданным нападением шведов, которые в августе 1496 года на 70 кораблях вошли в реку Нарву и осадили Иван-город. Шведы не желали закрепления Москвы на Балтике, так же как ливонцы и ганзейцы, которые в данном конфликте заняли нейтральную позицию. Шведам удалось захватить крепость из-за нерешительности русских воевод, но разграбив и частично разрушив крепость, они, вскоре, бежали. Уже в сентябре 1496 года русские начинают восстановителные работы, которые завершаются в начале декабря.

После восстановления «цитадели», можно было продолжить реализацию «единого замысла» и при-ступить к строительству «города», который был сооружен к 1498 году и получил название — «Большой Боярший город».«Единый строительный «почерк» обеих частей крепости, нигде ранее на Руси не встречавшийся, и использование для построения их плана абстрактной математической схемы дают основание полагать, что Иван-город был возведен под руководством зодчего, знакомого с ренессансными идеями о ведущей роли математики в архитектуре, господствовавшими тогда в Италии».

Большой Боярший город был прямо-угольным, по углам которого стояли четыре большие круглые башни, а посередине трех его стен — квадратные башни, в двух из которых были устроены ворота. В северо-западную стену Большого Бояршего города была включена стена «цитадели» 1492 года со своими двумя башнями. Со временем эта стена приобрела уникальную особенность — стала выполнять роль ширмы.

При строительстве стен крепости были применены новшества – «на боевых ходах в местах их соединения с башнями устроены… так называемые ловушки, в других русских крепостях не встречающиеся».

«Таким образом, после возведения Большого Бояршего города Иван-городская крепость стала одной из самых больших и мощных на Руси», построенной «по последнему слову тогдашней техники и хорошо снабженной оборонительным оружием».

Не случайно одна из легенд о строительстве Ивангорода рассказывает о ослеплении зодчего крепости, чтобы он не смог больше нигде построить такую же крепость. Эта легенда подчеркивает – насколько современников поражали достоинства Ивангорода.

В 1502 г. Ливонский орден напал на Ивангород, но потерпел поражение непосредственно перед воротами крепости. Вторую осаду крепость выдержала с достоинством.

В 1507— 1509 гг. были произведены работы по сооружению новых укреплений, обращенных к реке и примыкавших к Большому Бояршему городу.

«Цитадель» 1492 г. оказалась внутри этих сооружений, которые со временем стали называться «Замком». Трапециевидный в плане «Замок», усиленный двумя угловыми башнями, охватил оставшийся участок скалы, что делало практически невозможным осаду крепости со стороны реки.Угловые башни: Колодезная и Пороховая, обладали исключительными особенностями.

Прежде всего — перекрытия этажей башен были каменными и сводчатыми, и это был единственный случай в русском оборонном зодчестве. Данная новинка выполняла несколько функций: скрепляла каркас башен, обезопасила башни от пожаров, а так же усилила стойкость к пушечным ядрам. Обе башни в верхней части располагали открытыми площадками-платформами, защищенными зубца-ми, в то время, как обычно, башню завершало деревянное шатровое покрытие. Толщина стен башен (4 — 4,5 м) сравнима с толщиной стен Башни Длинный Германн, что и не удивительно, учитывая сравнительную близость сооружений.

Пороховая башня была самой высокой в крепости – 22 м. К ее основным – оборонным функциям была добавлена роль сторожевой, в связи с тем, что на верхней платформе была установлена сторожевая вышка, которая «подняла высоту обзора» еще на 7-8 м. Город Нарва и Большой западный двор Нарвского замка были «как на ладони». В ряде источников указывается на то, что просматривались и дальние окрестности Нарвы вполь до Синимяэ и устья реки Нарвы.Колодезная башня так же обладала своей особенностью за счет примыкавшего к ней каменного трехярусного тайника-пристройки, в котором был устроен колодец для всей крепости.

При этом пристройка могла контролировать всю береговую полосу реки. Сама идея далеко выступающей при-стройки – данскера, была взята у западных архитекторов и адаптирована к ивангородским укреплениям.

Следующим этапом расширения Ивангородской крепости было строительство Переднего города, примыкавшего с с.-в. к Большому бояршему городу и имевшего две угловые баш-ни. Исследователи не имеют единого взгляда на время постройки данного сооружения: одни относят его ко времени сооружения «Замка» в начале 16 в., другие – к последним годам пе-ред Ливонской войной, иные относят строительство в начало 17 века. Так или иначе северная часть Бояршего города получила дополнительную защиту. С строительством Переднего города были устроены новые – главные ворота крепости (Иван-городские, Калыванские), выходящие на сторону реки, что обеспечивало дополнительные возможности при обороне ворот.

И все же у крепости было уязвимое место – северная сторона Переднего города. Чтобы усилить эту сторону крепости была осуществлена последняя постройка – Главный вал, к которому с с.-в. примыкал Боярский (Боярший) вал, дополнительно защищавший участок Большого Бояршего города. И здесь мы встречаем разные мнения о времени постройки сооружений: одни относят строительство валов на период Ливонской войны, другие — на начало 17 века.

Валы были своеобразным образцом переходного периода в фортификации. На смену средневековым крепостям с башнями и стенами в начале 17 века придут земляные укрепления – бастионы. Главный и Боярский валы были земляными укреплениями, которые позже – уже шведами, были облицованы местным известняком.

В целом архитектурное оформление Ивангородской крепости завершилось в начале 17 века.

«Таким образом, в течение первых ста лет своего существования Ивангород являлся в России технически передовым сооружением. Здесь постоянно воплощались новые инженерные идеи, порой опережавшие свое время.

К ним относятся строгая регулярность построек, круглые фланкирующие башни, ширмообразная стена, высокие башни, в том числе дозорные, тщательно продуманная система наблюдения и огневой защиты, сочетание разновеликих укрепленных районов, земляная бастионная фортификация». А.Н. Кирпичников.

Данный формат статьи не позволяет более широко осветить все достоинства Ивангородской крепости, но даже такой избирательный подход в достаточной степени характеризует крепость как уникальную и неповторимую.

В следующей статье речь пойдет о ансамбле крепостей и почему невозможно рассматривать Ивангородскую крепость и Нарвскийзамок только по отдельности, игнорируя их взаимного влияния.

Эльдар Эфендиев

Фото: Антон Вылиток

 


ВИДЕО ДНЯ