Menu

АНЖЕЛА ВОРОНОВА: «Я НЕ ПОСТОРОННЕЕ ЛИЦО!»

Действующий чемпион Эстонии и множества внутренних и международных соревнований по пулевой стрельбе, часто выбивающая 10 из 10, Анжела Воронова в преддверии чемпионата Европы попала в затруднительную ситуацию. По ее словам, в родной нарвский тир без сопровождения работников спортшколы ее не пускает ее бывший тренер Александр Макаров. О причинах конфликта Анжела решила рассказать землякам на страницах газеты «Нарва».

— Анжела, что случилось? Неужели нельзя как-то договориться без привлечения прессы?

— Ситуация долго была внутренней, но Александр Владимирович первым упомянул мое имя на страницах нарвских изданий, сделав ее публичной. Я долгое время пыталась конфликт погасить, но больше не могу молчать – этот человек уже два года вставляет мне палки в колеса, мешая работать. В четверг, 15 июня, я участвую в этапе кубка Европы по стрельбе на 300 метров, потом будет чемпионат Европы в Баку, а заниматься как следует мне с недавних пор негде.

— Что стало с залом в нарвской стрелковой школе?

— Зал на месте, а вот замки на двери новые. Бывший мой тренер сменил их и отправил мне на телефон смс следующего содержания: «Довожу до Вашего сведения, что с 1.06.2017 допуск посторонних лиц в помещение тира без присутствия работников школы ограничен. Руководитель отделения пулевой стрельбы Александр Макаров». Это значит, что я могу посещать тир только в то время, когда там находится кто-то из работников школы. Но при этом не мешать тренирующимся там детям, а значит, ловить момент, когда и занятий нет, и сотрудники еще на месте. Плюс по закону хранить оружие дома запрещено, и если я возвращаюсь, например, с базы в Таллине, где есть возможность потренироваться в стрельбе на 300 метров, то должна в любое время дня и ночи приехать в школу и сдать винтовку. Раньше я могла это сделать в любое время суток: у меня был ключ. Теперь – нет.

— А вы разве постороннее лицо в школе?

— Я в ней не работаю, это правда. Александр Владимирович уверяет, что действует в рамках закона. Но раньше такой проблемы не возникало: я как действующий чемпион Эстонии приходила в тир, когда он был свободен, и тренировалась, чтобы представлять город и страну на соревнованиях.

— Почему же ваши отношения так круто изменились?

Все это произошло не вдруг. Страсти начали накаляться примерно два года назад, когда я обнаружила недостачу городских финансов в своем бюджете. Согласно занятому в городе первому спортивному месту мне была положена годовая стипендия на подготовку к соревнованиям в не очень большом размере, но тем не менее за два года набегало более 2 тысяч евро. Доверяла коллегам всегда безоговорочно, поэтому не сразу спохватилась. Увидев недостачу, я как можно деликатнее спросила у тренера, что происходит, а он сослался на забывчивость. Но документы от моего имени не забыл подписать! Я насторожилась; доверие к этому человеку окончательно пропало. Скандалить и ссориться не хотела, поэтому подписала для отчетности бумагу о том, что претензий не имею.

— Такое недопонимание возникло впервые?

— Я и раньше часто сталкивалась с бесцеремонностью его действий: например, моим оружием без моего ведома пользовались посторонние лица. Однажды в Польше на соревнованиях он, не спросив, дал мою винтовку своему ученику. Утром на старте я вертела свое оружие в руках и не могла понять, кто сбил прицел. Тренер все отрицал, несмотря на признание самого ученика.

— Вы ведь тоже когда-то у него учились?

— Да, и очень благодарна ему за то, что разглядел мои таланты в спорте! Но разве это дает ему право распоряжаться мною, как своей собственностью? В течение восьми последних лет я ношу звание лучшего спортсмена Нарвы и Ида-Вирумаа. Нет, я не собираюсь хвалиться, но и унижать себя не позволю! Город меня поддерживает всеми силами: в этом году мэрия Нарвы выделила мне средства на хорошую новую винтовку, за что я безмерно благодарна! А тир – это место, где прошла вся моя стрелковая жизнь, и лишить меня любимого дела не сможет никто.

— А есть ли достойная смена, способная отстаивать честь страны на том же уровне, что и вы?

— Я надеюсь, что подрастает. Я не тренер, помогаю иногда советом лишь своей дочери Насте. И абсолютно искренне желаю успехов и роста ученикам Александра Владимировича, которым всегда тоже помогала, чем могла – стрелковыми костюмами, деталями оружия, всем тем, что на рынке стоит серьезных денег. Сейчас, как и тогда, 35 лет назад – а именно столько мы сотрудничаем с Макаровым – для меня важны победы нарвитян в республиканских, европейских и международных соревнованиях. Пока его нынешние ученики не блещут на международной арене. Связано это с тренерством или с данными самих спортсменов, не знаю.

— Профессиональное выгорание, бич для работников творческих профессий, распространено в спортивной среде?

— По мнению Александра Владимировича, я выгорела давно. Не стесняясь, называет меня старой при каждом удобном случае. По-человечески мне, конечно же, обидно, хотя умом я понимаю, что до сих пор дам фору многим молодым в том, что касается профессии. В прошлом году привезла серебро с Кубка мира в Германии, недавно в Дании вместе с командой заняли 2 и 3 места и установили рекорд Эстонии.

— Городу, надо признать, нужны новые имена и поводы для гордости.

— Безусловно. И авторитеты наставников тоже нужны. Вспоминаю последнее награждение премией «Спортсмен года-2016», где ученик тренера-легкоатлета Танаги благодарил его и говорил о том, каким должен быть настоящий, уважаемый тренер. Я таким тренером всегда считала Александра Макарова. Лучшим в нашем виде спорта! За 35 лет ни разу не предала его, а он подвергает критике мои спортивные результаты, отмечая только минусы и забывая про плюсы. Да, как у всех спортсменов, у меня бывают удачные и неудачные выступления, но ведь и он не властелин олимпийских колец! Я достаточно много сделала в спорте для Нарвы и Эстонии, чтобы в итоге оказаться «посторонним лицом» в родном тире и ждать, пока мне отопрут дверь.

— Резюмируя все сказанное, что вы конкретно хотели бы получить на выходе из ситуации?

— Возможность тренироваться без выяснения отношений, которые отбрасывают нас всех далеко назад от поставленных целей. Все, что я сегодня рассказала, — это не мелочные «обидки», а просто факты. Я не знаю, как ситуация разрешится, но уверена в одном: пока хватит сил, я продолжу прославлять родную Нарву на чемпионатах любого уровня, чего бы мне это ни стоило.

Беседовала Анна Чистоделова

ВИДЕО ДНЯ