Menu

БОРИС ПАРШИН: «МОЯ ЗАДАЧА — УЧИТЬ УЧЕНИКОВ УЧИТЬСЯ»

БОРИС ПАРШИН: «МОЯ ЗАДАЧА — УЧИТЬ УЧЕНИКОВ УЧИТЬСЯ». 17 апреля на очередном заседании Нарвского городского собрания известному в Нарве педагогу, музыканту, сподвижнику джазового движения в нашем городе и прародителю известного уже и за пределами Эстонии фестиваля Narva Jazz Борису Паршину было присвоено звание «Почетного гражданина Нарвы», с чем мы его и поздравляем.

17 апреля на очередном заседании Нарвского городского собрания известному в Нарве педагогу, музыканту, сподвижнику джазового движения в нашем городе и прародителю известного уже и за пределами Эстонии фестиваля Narva Jazz Борису Паршину было присвоено звание «Почетного гражданина Нарвы», с чем мы его и поздравляем.

Данное историческое событие для нашего города и для самого Бориса Петровича есть прекрасный повод поговорить по душам.

— Борис Петрович, поздравляем вас с присвоением этого почетного и заслуженного звания. Как вы восприняли столь неординарное событие в вашей жизни?

Б.П. — Для меня было полной неожиданностью, когда я узнал, что меня хотят выдвинуть на присвоение этого почетного звания. Я никогда не рассчитывал на какие-то награды, звания. Всегда работал ради детей, ради себя, ради нашего города. Конечно, мне очень приятно, что мою работу заметили и отметили.
Для меня это самая большая награда. В этом почетном списке есть выдающиеся люди. Мне приятно быть в такой компании. Так что, как раньше говорили — Постараемся оправдать оказанное доверие!

— Это дало какой-то толчок в работе, добавило настроения?

Б.П. — Когда работаешь, делаешь одно-другое-третье, то не обращаешь внимания, что тебя замечают. Вообщем-то, не ради этого работаешь. Но вдруг, такое большое событие в моей жизни, которое, однозначно, уже дало позитивный толчок в моей деятельности.

— Нашим читателям, наверняка, будет интересно узнать некоторые моменты вашей биографии.

Б.П. — Родился я в Рязани. Когда мне исполнился один год, родители переехали в Нарву. Я, честно говоря, не вдавался в причины, почему они сюда приехали. Видимо, как и многие люди в то время, они стремились попасть в Прибалтику, где уровень жизни был выше, по сравнению с другими республиками Советского Союза. К музыке родители, буквально, никакого отношения не имели, но все равно я воспитывался, как бы, в музыкальной семье. Раньше, за праздничным столом, всегда очень много пели. И пели не в одну «дуду» и не мимо нот, что очень важно.

Раскладывали песню на три голоса и пели очень чисто. Вот в такой атмосфере мы и росли, и никогда не было ни пьянок до упаду, ни драк. И еще одна интересная штука. Сейчас очень модно, особенно, к сожалению, среди молодежи, ругаться матом, а у меня дедушка был из глухой деревни Саратовской области, но мата в семье я никогда не слышал.

— Кто были ваши родители? И как начался ваш музыкальный путь?

Б.П. — Папа был по профессии электрик, мама работала кассиром. Отец закончил только 3 класса церковно-приходской школы. Я родился сразу после войны, в 1946 году. Был первым ребенком в семье. Младший брат, к прискорбию, умер в 13 лет. Сразу после смерти брата я поехал поступать в Псковское музыкальное училище. Своим родителям я очень благодарен, что они в такой трудный момент все-таки отпустили меня на учебу и всегда помогали мне и морально, и финансово, хотя жили небогато. До этого была наша любимая Нарвская музыкальная школа по классу баяна. Именно, баяна! Часто пишут и говорят, что я учился по классу аккордеона. Первым инструментом был житомирский баян, приобретенный на рынке, и который на полтона не строил с другими инструментами. Моим педагогом по классу баяна был Борис Александрович Лукин, по сольфеджио — Алла Вальтеровна Омель. Сейчас мы с ней работаем уже как коллеги. В музыкальной школе я особенно не блистал, но на некоторых республиканских конкурсах, порой, занимал 2-3 места.

— Как возникло жаление заниматься музыкой?

Б.П. — Пришел к этому каким-то странным образом. У меня сосед Боря Павлов пошел поступать в музыкальную школу на баян и меня взял за компанию. Просто так, взял, поступил и 5 лет отучился. В то же время, ходил в Ивангород в духовой оркестр, которым руководил Володя Грюнвальд. В оркестре сначала играл на альтушке, потом труба, но все время посматривал на кларнет. Уж очень он мне нравился. Но в училище я поехал поступать по классу баяна. На экзаменах неудачно сыграл, и мне сразу предложили балалайку или кларнет. Я выбрал, конечно же, кларнет. После окончания училища год отработал в Великих Луках по распределению. Там преподавал кларнет, баян, сольфеджио, историю музыки и общее фортепиано.

Практически, все предметы. А начал свою педагогическую деятельность, когда мне было всего 18 лет. В итоге, мне страшно повезло. Так как мне не предоставили жилье, я имел право после года работы вернуться домой.

В Нарве меня сразу взяла на работу в нашу музыкальную школу директор Татьяна Егорова. Кстати, тоже почетный гражданин Нарвы. И вот с 67-го году по сегодняшний день я в ней и тружусь. Позже я поступил в Таллиннскую государственную консерваторию (ныне музыкальная Академия), и в 1982 году закончил ее.

— Как работалось в музыкальной школе и что было помимо нее?

Б.П. — Вел в вечерней музыкальной школе сольфеджио. У меня было несколько учеников-аккордеонистов, кларнетистов. Первые десять лет тянулись ужасно тяжело. Как бы сказать…не въехал сразу в эту профессию. Но как я потом понял, это естественный процесс. Кроме педагогической деятельности я создал группу, или как раньше называли ВИА «Скифы» на Парусинке, где мы играли на танцах. Трудился в ДК Герасимова, в ДК им. 50-летия Октября, ранее «Полтинник», а ныне «Ругодив». В это же время работал в Нарвской больнице. У меня там был женский вокальный ансамбль. В то советское время на всех предприятиях, во всех учреждениях, в школах очень много внимания уделяли художественной самодеятельности. Это большое дело! Оркестры, ансамбли, театральные группы, танцевальные коллективы и многое другое. Я пом-ню, на первом джаз-рок фестивале в «Полтиннике» приняли участие аж 13 групп, самодеятельных, но достаточно профессиональных и разных направлений. При чем, практически, у всех групп были руководители-профессионалы.

— Нарвский Биг-Бэндяркая страница в музыкальной жизни Нарвы. Немного о нем.

Б.П. — В свое время меня пригласил директор автобусно-таксомоторного парка г-н Волковицкий для создания духового оркестра. Я собрал народ, среди которого мно-гие начинали с нуля, а через год мы уже играли три пьесы. Потом я играл у Юры Киселева в танцевальном оркестре. И в тоже время, где-то в конце 70-х, Юрой Кисилевым был создан большой джазовый Биг-Бэнд. Это был по составу инструментов полный Биг-Бэнд. В нем пели Люда Юзвик — моя супруга и Полина Арансон.

С этим оркестром мы ездили по многим фестивалям, в том числе, между-народным, от Нижнего Новгорода до Питера и Москвы. И на одном из них мы попали на виниловый диск, что по тем временам считалось очень престижно и значимо. Это явилось выдающимся событием в культурной жизни Нарвы, и даже Эстонии. Мы были единственным советским оркестром, который записали на этот диск в компании оркестров из США, Швеции и других стран.

— Почему, в итоге, прекратили свое существование Биг-Бэнд и городской духовой оркестр?

Б.П. — Биг-Бэнд, в первую очередь, развалился из-за появления границы. У нас в оркестре играли ребята из Кингисеппа, Ленинграда. Его, в основном, спонсировал завод «Балтиец» и лично помогал директор Валерий Иванович Четвергов. Но после развала СССР все это, к сожалению, пропало. Что касается духового оркестра, то в этой ситуации несколько сложнее. В то время в городе было два духовых оркестра, в городском Доме культуры и в «Полтиннике». Я ходил, с удовольствием, и в тот, и в другой. Играл на кларнете. Самой главной причиной распада последнего духового оркестра в Нарве был средний возраст музыкантов коллектива. Он приблизился к 70-ми годам, а молодое поколение потеряло к этому занятию интерес. Возродить сейчас духовой оркестр в городе, я думаю, на 100 % невозможно.

В нем некому играть. Ну и зарплата руководителя оркестра всегда желала более лучшего. На самом деле, это титанический, адский труд, особенно, если начинать с нуля. Ну и финансово тяжело все это поднять. Нужны инструменты и многое другое. Мне поступали предложения заняться этим, но я отказался.

— Почему именно джаз стал любимым? Кто ваши кумиры?

Б.П. — Любовь к джазу возникла у меня очень рано, где-то в 60-е годы. Мы тайно слушали финское радио, в эфире которого выходили программы посвященные джазу. В плане авторитетов и кумиров, конечно же, это Элла Фицджеральд и Луи Армстронг. Их я всегда хотел слушать, и хотел научиться играть. В тоже время, я люблю русскую народную музыку, русские народные песни. А джазом я начал заниматься в музыкальном училище. Вместе с 16-17-ти летними ребятами мы создали свой первый джазовый коллектив. В городе нас знали, любили и приглашали с концертами, проходившими при полных аншлагах. Уже в Нарве мы с Линой Яровой создали такую группку, игравшую в джазовом направлении. Я играл на барабанах. Потом были другие коллективы, в которых принимали участие очень хорошие местные музыканты — папа Полины Арансон Давид Гитман — барабаны, известный в городе хирург от Бога, великолепный джазовый пианист Арнольд Пяхн, Ильмар Рятсеп — духовые инструменты. Вообщем, процесс пошел.

— Отдельную строку в вашей музыкальной биографии занимает ансамбль «Венец».

Б.П. — Да, ансамбль «Венец» в городском Доме культуры, в народе именуемом «Казино» — это очень важная веха в моей жизни. Меня пригласили в этот коллектив уже в качестве руководителя. Мне он был интересен. В нем тоже играли очень неплохие музыканты: Слава Шутов — великолепный гитарист, но слухач, Виталик Иванов на клавишах, Вова Иванов — басист, на барабанах Андрей Разумкин, Валера Подольский, Саша — тромбон, Юра Шугуров — певец и трубач, Гена Хорошков — труба, Иванов — трубач.

Большая медная группа, которая подразумевала сначала изучение, а затем и знание нот, аранжировки. Я сразу пригласил туда петь Людмилу Юзвик, Людмилу Варкки и Лену Боровкову. С этим ансамблем у меня связано очень много. Во-первых, весь коллектив — это трудяги. Таких сейчас уже нет. Все работали на предприятиях, а вечерами и ночами приходили на репетиции. Уже в конце первого года, на фестивале в Хаапсалу, мы заняли первое место по республике и получили много призов, в том числе и денежный — аж 200 рублей. Мне подарили банный халат. Было очень приятно. В книге «От польки до рока» и в других печатных изданиях написано про этот фестиваль, и о нас, в том числе. В дальнейшем, мы неоднократно завоевывали призовые места на различных фестивалях и конкурсах.

Ездили на них вместе с нарвским «Электроном» во главе с Виталием Николаевичем Эйдемиллером. Именно в этих поездках я познакомился с известным ныне джазовым музыкантом Сергеем Манукяном, на тот момент участником ВИА «Электрон».

Еще, что касается «Венца», то именно наш ансамбль пригласили сопровождать престижный и масштабный республиканский фестиваль/конкурс «Молодых эстонских исполнителей в области популярной песни». Около 50-ти произведений нужно было аранжировать и сыграть. Для меня, для нас это была большая честь!

— Что вы можете сказать и своих учениках, и лучших, среди них?

Б.П. — Как педагог, я считаю своей главной задачей — дать начальное музыкальное образование. Не все могут стать Рихтерами и Паркерами.

Это не является целью обучения в музыкальной школе. Но я хочу сказать, что из тех моих учеников, кто не пошел дальше в музыку, довольно много врачей, и вообще, тех, кто получил, в итоге, высшее образование в различных областях. Что касается лучших учеников, то конечно, это Саша Пааль. Это явление! Он закончил гимназию с золотой меда-лью и мог поступать без экзаменов в любой ВУЗ, но он выбрал музыку.

Помимо того, что это талант, он еще и трудяга. Я считаю то время, когда у меня был Narva Jazz Band, своим звездным часом. Таких ребят у меня раньше не было, и боюсь, что больше не будет. Своеобразная волна талантливых учеников, которым, вот давай джаз и все. Это Саша Шлика (поступил в Кельнскую музыкальную Академию), Сергей Шeгуров, мой внук Артем Репьюк, Миша Никитин и др. Саша Пааль (заканчивает магистратуру Таллиннской музыкальной Академии) был у них лидером. А моя задача — учить учеников учиться. Не дрессировать, а именно учиться.

— Очень скоро пройдет очередной фестиваль Narva Jazz 2014. Что войдет в его программу?

Б.П. — Фестиваль Narva Jazz 2014, который я провожу уже в 19-й раз, состоится 4 мая в культурном центре Geneva, начало в 15.00. Билет стоит всего 2 евро. В его программе пройдут два концерта. Этот фестиваль дает ребятам своеобразную путевку в жизнь. В этом году он будет очень интересным и своеобразным. Впрочем, все предыдущие фестивали имели свое лицо. В первой части нынешнего на сцену выйдет довольно много молодых вокалистов. Многие из них недавно участвовали в конкурсе джаз-вокала, который проходил в Нарвской хоровой школе.

Помимо вокалистов, зрителей, однозначно, порадуют очень интересные коллективы, представляющие Ида-Вирумаа. Ну и самый главный гость фестиваля — это, конечно, Саша Пааль со своим квинтетом. Он будет выступать как его руководитель, как саксофонист и как композитор. Премьера его программы уже прошла в таллиннском джаз-клубе. Отзывы самые восторженные. Это европейский уровень! Именно поэтому, я решил в этом году не приглашать западных музыкантов, потому что Сашин квинтет ни сколько не хуже. Ну и для нарвитян это имя — Саша Пааль! Он достиг уже невероятных успехов. В прошлом году, выступая в Скандина-вии на конкурсе молодых джазовых музыкантов, представляя свои произведения, он получил Гран-При!

— Ваши пристрастия в рок и популярной музыке?

Б.П. — В рок-музыке это Led Zeppelin и Deep Purple. В популярной музыке — Принс, Стинг, Майкл Бубле и другие, близкие к джазу и к лирической музыке.

— Что для вас рыбалка?

Б.П. — Рыбалка — моя мечта. Всю зиму я жду, когда возьму в руки удочку. Раньше ходил и на зимнюю рыбалку, но сейчас уже, к сожалению, не позволяет здоровье. Ушки мерзнут, ножки зябнут. Рыбалка — это кайф! Я уезжаю на резиновой лодке, чтобы меня никто не видел и не слышал. И чтобы я никого не видел и не слышал, кроме птичек, уточек. Это и медитация, и наслаждение природой. А рыба…поймаю — хорошо, не поймаю — тоже хорошо. Я рыбу сам, особенно, не ем, но уху люблю.

-Что пожелаете своим землякам?

— Нарвитянам я хочу пожелать — больше добра, любви и любить свой город! Ну и, конечно же, здоровья, любви и деньжат, чтобы покушать.

Беседовал Евений Рогов
Фото. из личного архива Б.П.

ВИДЕО ДНЯ

НОВЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ