Menu

Елена Гаранина: «Хочу видеть людей счастливыми»

Звонкоголосая Лена Румянцева из моего детства, настоящая русская красавица, сейчас, как и тогда, виртуозно объединяет вокруг себя творческих людей и целые коллективы. Из Пярну, где живет последний десяток лет, она пристально следит за культурной и общественной жизнью родной Нарвы, взаимодействуя с коллегами-земляками и как руководитель фольклорного ансамбля «Родные напевы», и как сольный исполнитель. Подробнее – в нашем интервью.

— Лена, привет! Недавно твой коллектив был замечен на масштабном фестивале в эстонской столице. Расскажи об этом.

— Впечатлений море! Я и не знала, что «Славянский венок» — такое грандиозноемероприятие. В начале года мне поступил звонок с предложением съездить в Нарву на семинар художественных руководителей фольклорных коллективов. Одно слово «Нарва» всегда вызывает во мне трепетные чувства – родина… Я полетела. Каково же было мое удивление, когда ведущей семинара оказалась великолепная Марина Кувайцева! Я познакомилась с коллективом «Супрядки», почти целиком состоящего из педагогов любимой музыкалки, таких как Ирина Воробьева, Елена Юркевич. Получила кайф, соприкоснувшись с тем, что делает этот коллектив. Завелась. Решила, что не могу не участвовать в такого рода действе, хотя все казалось нереально сложным. Нас учили водить кадрили или, по-другому, колеса.

— Это как?

— Помнишь, как в фильме «Любовь и голуби»? «Фигура вторая, печальная; фигура третья, лирическая» — ну и так далее. В общем, время пролетело, и 27 мая мы приняли участие в фольклорном блоке фестиваля: 2000 участников, почти 5000 зрителей! Масштабно. Праздник был посвящен 80-летию со дня проведения первого «Славянского венка», который, кстати, проходил в Нарве. Всего то русских тогда было 30 тыс., а в общем хоре стояло 5000 певцов! Как я мечтаю, чтобы этот фестиваль вернулся «домой», в Нарву… Само шоу тоже было мощным – десятки танцевальных коллективов составляли рисунки на сцене, величественно звучат сводные хоры. Кстати, следующий фестиваль будет проходить в 2020 году. Не упустите шанс зарядиться немыслимым ощущением гордости за свою культуру.

— А кто был в составе твоего коллектива?

— Я привезла своих бабушек. Да-да, моих красавиц в возрасте от 76 лет до 81 года. Во как! Но для исполнения фигуры их не хватало. На помощь, как всегда, пришла старшая дочь и наши добрые знакомые.

— Так ты работаешь худруком фольклорного ансамбля?

— Работаю я сейчас поваром!

— Вот это поворот. А где?

— Хочется сказать – в Русской гимназии, но, увы, в Пярну таковой больше нет, не отстояли. Так что тружусь в школе Таммсааре. После основной работы перехожу в кабинет, который мне предоставил директор, за что я очень ему благодарна. Занимаюсь там с детьми вокалом. У меня девятнадцать деток 8-14 лет, которые, может, и не отличаются особыми музыкальными данными, но петь очень любят. Вот и поем! А чуть позже ко мне приходят мои «Родные напевы», которые называют себя «Гаранинские бабушки». Это тоже мои родные «детки», а есть еще несколько коллективов, которым я просто помогаю.

— У тебя же вся семья музыкальная: по-моему, есть спецпроект с дочками, а еще, наверное, они владеют навыками игры на инструментах?

— Спасибо за вопрос, ведь рассказывать о детях – бальзам на сердце каждой матери (улыбается). Не без гордости скажу, что все они у меня поющие. Начал сын. Как сейчас помню его «Олесю» и «Белява, чернява». Но, увы, уехал учиться, и теперь остается ждать, когда музыка возьмет свое. Средняя дочь Полина, пока мы жили в Нарве, занималась фортепиано, но в Пярну испугалась эстонского языка. Зато закончила художественную школу! Великолепно рисует портреты, начиная от Путина и Джареда Лето и заканчивая членами семьи. Недавно я подловила ее, музицирующую на фортепиано и гитаре. Удивила меня самоучка! Полина очень много поет на английском, отсюда, видимо, и свободное владение языком. В этом году попробовала себя в роли солистки рок-группы. Я ее главный фанат! Сейчас дочь – студентка Таллиннского Технического университета. Учится на архитектора! Думаю, она освоится в Таллинне и продолжит творческую карьеру. Анна, младшая, ходит в третий класс музыкальной школы на то же фортепиано. Поет на сцене с трех лет!

— Вернемся в твое нарвское детство. Что запомнилось из босоногого советского периода?

— Я очень часто вижу во сне картинки из своего детства. Мама говорит, что это своего рода защита. Допускаю, что так. Детство прошло возле Липовки. Там хожены-перехожены все тропинки. На улицах Графова и Тоомпе жили обе мои бабушки. Когда подходит время новогодних праздников, всегда вспоминаю, как же здорово мы тогда их проводили… Хорошо помню Дворец Пионеров, ДК Герасимова, ДК Строителей и ДК 50-летия Октября. Там показывали лучшие спектакли, дарили самые вкусные подарки. А еще фабрики – я там часто выступала. В общем, я рассказываю детям, а они понять не могут. Увы.

— Как оказалась в музыкальной школе и в какой момент подумала, что музыка может стать твоей профессией?

— В 3 года пела под аккомпанемент Людмилы Юзвик. В 5 лет меня отвели в музыкальную школу. Первым учителем была Татьяна Тарасенко,а сольфеджио вела Елена Юркевич. Но как-то с фортепиано не заладилось, ленивая я была (смеется). Через два года перешла на гитару. Все это было в старом здании Нарвской музыкальной школы – помнишь ее запах? Раздевалки в подвале,чердака? Скрип высоченных дверей? Я как сейчас представляю это все и лицо каждого учителя.Они все как герои для меня были, заслуженные артисты моего детства.

— Конечно помню, нам очень повезло все это застать. А кроме музыки мы же много еще чем увлекались!

— Мне тогда, как и сейчас, 24-х часов в сутках было мало. Ведь не шутка: волейбол, народные танцы, музыкалка, хор, еще всякие дворовые детские комнаты. А турклуб? Это отдельная страница, я там нашла верных друзей! Тир – это уже первая любовь, и вторая тоже. Там была хорошая спортивная семья. Рада, что могу похвастаться знакомством с настоящими спортсменами: Анжелой Вороновой, Женей Фарфоровским, Сергеем Поташевым. Ну и самыми главными героями моего романа, Сергеем Лузановым и Александром Боярчуком.

— Петь, помню, ты стала факультативно – в рамках концертов класса Аллы Вальтеровны Омель.

— Первым учителем пения была Надежда Андреевна Богданова, которую я сейчас с таким умиротворением слушаю в нарвском храме. Ну и, конечно, выучив первые три аккорда, запела у Аллы Вальтеровны, да. Меня много раз приглашала Евгения Эйдемиллер, но тогда меня не пускали педагоги, говорили, что «микрофон испортит голос». Верила. Потом школьный хор стал простой обязанностью, а вот бардовская песня засосала. Сидела в «Гераське» в читальном зале, штудировала все выпуски «Огонька». Там на последних страницах познакомилась с творчеством Галича, Долиной. Помню, на первом же конкурсе запела: «Мы похоронены где-то под Нарвой». Начали приглашать.

— Где довелось выступить?

— Была постоянным гостем на вечерах «Кренгольма», на проводах в армию мальчишек с «Балтийца». Вспоминаю сейчас те афганские песни и плачу. Какими же радостными были моменты, когда они возвращались и говорили в городе, что вспоминали там, на службе, мои песни! В это же время регулярно выступала в «Ноорусе», тогда еще молодежном лагере. Это тоже заслуга Аллы Вальтеровны: она меня повозила и в Россию, и в Таллинн к именитым музыкантам. Просто вторая мама была!

— Тогда еще вовсю процветали комсомольские времена.

— Золотые! (смеется). Именно тогда второй секретарь Горкома комсомола Сергей Александров познакомил меня с Женей Роговым, парнем с «Балтийца». Они играли, я была их фанатом, ну и играла, и пела тоже. Вместе ездили на конкурсы в Таллинн. Потом все-таки пошла в коллектив к Эдуарду Эйдемиллеру, с которым мы начали петь «попсу», но вскоре разъехались: я на учебу в Таллинн, семейство Эйдемиллер, как известно, –в Германию.

— После учебы как жизнь складывалась?

— Вернулась в Нарву, где по огромной любви вышла замуж и родила сына. Долго в декрете не сидела: прошла собеседование и стала администратором открывающегося тогда кафе «Студиосус». Это были действительно лихие 90-е, сделавшие меня такой, какая я есть теперь. А с теми, с кем тогда сошлись, дружу по сей день. Это была хорошая школа жизни!

— А в музыкальную тусовку Питера как влилась?

— По случаю. Хотя верю Ричарду Баху, написавшему роман «Ничто не случайно». Однажды попала на выступление таллиннского музыканта, на чей концерт в Эстонии просто не было времени попасть. Там же, в клубе «Невский, 24»нашла подтверждение поговорке: «Мир тесен». Вообще, рекомендую всем это место – музыкальный клуб по этому адресу открыт для всех, и не только для зрителей. Пробуйте, показывайте себя, дорогие музыканты!

— Сейчас свои творческие амбиции лично для себя каковы?

— О, я ужасно амбициозный человек, но в каком-то неправильном понимании (смеется). Я не пишу проекты, не заявляю себя, как организатора многих начинаний, хотя по сути являюсь таковым. Просто хочу воплотить в жизнь кучу идей! Мысли формируются беспрерывно. Я мечтаю, чтобы единственная русская школа в Пярну не только сохранилась, но и стала центром русской культуры этого региона. Хочу видеть людей счастливыми и помогать им выразить себя, открывая их таланты и возможности.

— В Нарве на следующей неделе состоится фестиваль «Грачи возвращаются». Ты, наверное, застала тех, «старых» «Грачей»?

— Мы с Полиной, старшей из дочек, пели в группе «Партия». Они в этом году собираются приехать на фестиваль, и, надеюсь, достойно представят Пярну на «Грачах». А я буду душой с ними. Потому как Полина уехала в Таллинн, а мне не хватает ее мощи и энергетики.

— Сейчас ты в Пярну. Как там оказалась?

— Судьба. На свой 30-летний юбилей собрала 76 гостей в «Ругодиве». В одной руке был бокал шампанского, в другой – микрофон. Я тогда не понимала, что прощаюсь с городом и друзьями. Через 5 месяцев я уехала. В Пярну началась новая жизнь, я нашла свою любовь – мужа Валерия, который о нашем с ним знакомстве говорит лаконично: «Пришел, увидел, победил».

— Как старшие дети приняли новое?

— Я постаралась им объяснить, что они – самое главное в моей жизни, что я их никогда не предам, что я никогда не лишу их папы. Это была непростая история. Мой поклон родным, которые волновались за меня, плакали, седели. Наградой всем за страхи и тревоги стала Анюта – младшая моя дочь.

— А самой долго пришлось привыкать к чужбине или полюбила Пярну сразу?

— Пярну люблю, но не полюбила,вот как-то так (смеется). Возможно, я даже больше местных знаю этот город, все его закоулочки. Многое открыл Давид Самойлов, который жил здесь. Мне довелось петь песни на его стихи, и невольно я увлеклась творчеством этого советского поэта. Я ведь и песни Пярну посвящаю. С одной из них получила в этом году приз зрительских симпатий в Тарту на конкурсе «Poeet поет». С радостью встречаю своих гостей, но сама мечтаю… уехать. Хотя наш дом – полная чаша, территория личной свободы каждого члена семьи. Спасибо мужу и дочке за тепло и уют и за цветы – живые цветы, которые всегда стоят в моей вазе.

— Как собрала в Пярну коллектив?

— Когда мы только приехали, Поля пошла в первый класс. Я помогала учителю: пела с детьми песни, учила их рисовать батик. Так меня с детьми и заметила на одном уездном конкурсе музыкант, пригласила петь в а-капелла-квартет. Это был высший пилотаж; жаль, приземлились быстро. Как всегда, человеческие амбиции оказались тяжелее высокого творчества.

Зато примерно в тот же период мне предложили руководить коллективом людей почтенного возраста.

— И как решилась принять предложение?

— Поначалу испугалась. Но сегодня нам уже 6 лет! Я всем говорю, что у меня не ансамбль, а большая семья. «Пять Валек, две Маньки и Ванька», – говорила моя тогда 4-летняя дочь. Я могу часами рассказывать о нашем творчестве. Эти люди не умели петь, и мы учились видеть песню картинками, проживать ее, соблюдая «сердечные ритмы музыки». «Родные напевы» были у моей мамы в гостях, мой родной папа подгадывает свой приезд из России в Эстонию, учитывая наш гастрольный график. Они мне как тети, мамы, бабушки.

— Город Пярну помогает таким руководителям, таким коллективам, как твой?

— Увы, не берусь судить. Оставлю только точки после вопросительного знака. Могу только сказать еще раз спасибо директору Таммсааре школы Рихо Алликсоо за то, что любит он русскую культуру больше, чем многие русские в этом городе. И еще раз поздравляю нарвских коллег с таким событием, как открытие Дома Народов. Знаю, что будут искать минусы, скажут, что аренда дорогая, например, так ведь все дорожает!Зато у вас есть дом, есть зал, есть сцена, есть место, где можно творить новую жизнь! Я никогда не переставала следить за жизнью родного города.

— И что хорошего в Нарве происходит, на твой взгляд, а что еще нужно бы сделать?

— То, что живы музыкальная школа и хоровая студия «Чайка»,–хорошо. То, что футбол жив, – хорошо. То, что гребцы «гребут», – достойно.И даже то, что становится много трепачей в соцсетях, – тоже хорошо: это сделает сильных еще сильнее.

— Грядут выборы в горсобрание Нарвы. Как вообще относишься к политике?

— Я не выбираю партию. Я считаю, важно не имя партии, важна единица на месте. Один достойный «мой» кандидат сказал, что уважает коллег по партии за то, что они, наконец, согласились с доводами оппонентов. Проголосовав за человека, которого уважаете, вы вправе потом требовать исполнения обещаний. В момент выборов важно в него поверить, как в духовного отца. По вере вашей да будет вам. Если же он просто купит вас – то и не ждите ничего: вы цену обозначили, с вами расплатились. Странно: все, что вижу в любимой Нарве новым и красивым, депрессивно настроенное воронье обгадить спешит. А где альтернатива? Покажите свои дела! Злости много. Мое твердое убеждение – чужак не будет за вас и для вас стараться. А тот, кто местный, с кем пуд соли съели– тот за свои слова всегда будет в ответе.

— В Нарве бываешь часто?

— Да, и как только приезжаю – веду семью гулять на любимую Липовку. Мне там нравится все! Еще обожаю район Уускюла, карьер; там я выросла, а в моей квартире сейчас живет сын Филипп с супругой. Люблю «Ругодив» и гостиницу «Нарва», в которой когда-то работала моя бабушка, а перед переездом в Пярну я сама служила там главным администратором. Люблю гребную базу, потому как ее построил мой папа, Валерий Румянцев. Люблю стрелковый тир, городскую библиотеку.

— Есть желание дать концерт на родине?

— В 2013 году моему коллективу выпала честь передавать права летней столицы Пярну осенней столице – Нарве. Ведущим действа был Дима Стриккоев, светлая ему память. Я тогда постеснялась пригласить знакомых на свое выступление. Правда, все равно кто-то пришел. Вспоминаю этот день с благодарностью. Сейчас мечтаю приехать с бардовской песней. Вернуться к тому, с чего начинала.

— Нет ничего невозможного – приезжай на «Причал» в следующем году!

— Посмотрим. А пока хочу сказать нарвитянам, читателям вашей замечательной газеты, что они живут в лучшем месте и все у них будет хорошо, если каждый будет иметь и отстаивать свое мнение. Напоследок пожелаю любить ближнего, как самого себя, и не ходить исхоженными дорожками, ведь вокруг еще столько нового, неизведанного! Мир вам, дорогие сердцу моему люди.

Беседовала Анна Чистоделова

ВИДЕО ДНЯ