Menu

ХЕЛИ АДАМОВИЧ: «НАБЕРИТЕСЬ СМЕЛОСТИ ЗАЯВИТЬ О СЕБЕ»

ХЕЛИ АДАМОВИЧ: «НАБЕРИТЕСЬ СМЕЛОСТИ ЗАЯВИТЬ О СЕБЕ». Всего за несколько лет ей удалось превратить обветшалый детский сад в одно из лучших дошкольных учебных заведений города с разработать на его базе уникальную программу погружения в эстонский язык для русскоязычных детей.

Всего за несколько лет ей удалось превратить обветшалый детский сад в одно из лучших дошкольных учебных заведений города с разработать на его базе уникальную программу погружения в эстонский язык для русскоязычных детей.

Натренировав таким образом природные недюжинные организаторские способности, «без отрыва от производства» Хели Адамович стала и депутатом горсобрания Нарвы, а на прошлой неделе официально вступила в должность заместителя его председателя. О своих ближайших планах и о том, как претворить в жизнь любой полезный для города проект Хели рассказала мне после увлекательной экскурсии по вверенному ей детсаду Paikene.

— Хели, о выпускных балах вашего детсада ходят легенды: они всегда проходят на городском уровне, в концертных залах. Почему выбрали такой формат?

— Ребенок – это всегда чудо, дар семье. Наша же миссия – помочь развить навыки, необходимые для жизни и дальнейшего обучения. Сегодняшние дети ведь не такие, как даже 10 лет назад – мир меняется каждую минуту, а вместе с ним и детская психология. Педагог должен быть на несколько шагов впереди, чтобы разговаривать с подо-печными на одном языке. Каждый ребенок проводит в саду около пяти лет, и выпускной бал – прекрасная возможность показать родителям, как он вырос за это время. В постановках задействованы все группы, на сцену выходит до 186 человек, поэтому зал нужен вместительный, профессиональный.

— Можно ли сказать, что опыт управления садом сегодня помогает вам заботиться обо всех нарвитянах на городском уровне?

— В какой-то мере – конечно, ведь уже к моменту своего первого созыва я научилась писать первые проекты в еврофонды, чтобы улучшить детсад, доставшийся мне в весьма плачевном состоянии. Был 2002 год, я, бывший учитель, получила это наследие государства, почти в первозданном виде. То есть давно не ремонтированном и морально устаревшем. То же касалось и территории – огромная, но требующая, как и здание с его интерьерами, серьезных вложений.

— Можно же было сделать косметический ремонт и поставить пару новых веранд на улицу, а потом сосредоточиться на образовательных методиках.

— Можно, но довольствоваться малым, когда речь идет о нашем будущем – зачем? Тем более что фонды охотно дают средства и сами призывают – берите, участвуйте, делайте этот мир лучше!

— Но для того, чтобы эту финансовую поддержку получить, придется сначала погрязнуть в кипах бумаг, а на это не у всех есть время. При том, что никто не гарантирует положительного ответа от спонсоров.

— Это правда; вот моя папка по первому проекту, когда Еврофонд выделил нам 22 миллиона эстонских крон на реконструкцию сада Paikene. Видите, какая пухлая? Сантиметров 10 толщиной. Здесь мои ходатайства и ответы, сметы и отчеты. В финальном отчете о проделанных работах я представила не только цифры, символизирующие затраты, но и другие – сколько электроэнергии и других ресурсов удается экономить ежемесячно и ежегодно благодаря ремонту. Конечно, я потратила много времени, чтобы найти контакты фондов, составить первые запросы, но оно того стоило!

— А почему не поручили бумажную работу специалисту, который умеет писать проекты?

— Никто не знает о нуждах твоего предприятия лучше тебя! В моем случае это был бы испорченный телефон. Зато теперь я знаю, что существуют разные фонды, и в каждом – отдельные направления: ходатайства о помощи на проведение, например, крупного культурного мероприятия, или на исследование, или на строительство нужно в разные инстанции. Но эти знания – дело наживное. Гораздо труднее решитьсяпопросить эту помощь! На первом этапе нам всем не хватает смелости заявить о себе. Мы боимся, что наша проблема слишком мелка для инвесторов, что над нами посмеются и отфутболят. Сомнения мучили и меня, но я рискнула и теперь знаю, что благое дело всегда поддержат! Поэтому хочу обратиться ко всем, кто хочет сделать этот мир лучше: дерзайте! И учите языки – так будет легче общаться с фондами.

— Какие языки рекомендуете изучать?

— Я общалась на эстонском, своем родном. Если бы в должной степени владела английским, имела бы больший выбор инвесторов. А вообще я никому не открою Америку, если скажу, что сейчас без языков – никуда.

— Ваша программа погружения в эстонский язык для детей – чем она отличается от обычных курсов по возрастам?

— Я родилась на Сааремаа, где по сей день обитают мои родственники и куда сейчас вернулась моя мама, но в Нарве живу с годовалого возраста, люблю ее всей душой и считаю себя настоящей нарвитянкой. Проблемы горожан, в том числе языковые, понимаю как никто, пропуская через себя. В городе, где 97% людей общается на русском, сложно не растерять полученный багаж нового языка: без практики он отмирает. В то же время эстонский, который начинают преподавать в школе, воспринимается учениками как незнакомый предмет, оставаясь чужим на уровне восприятия, и даже отличники, нарастившие огромный словарный запас, сталкиваются с трудностями языковой адаптации, попадая в эстоноязычный вуз. Я видела выход именно в погружении, причем довольно раннем – с 3 лет, когда все навыки и знания воспринимаются естественно и вплетаются в жизнь незаметно и прочно. Но только тогда, когда богатым и могучим родным языком ребенок уже овладел. Сначала разносторонний родной, а потом уже – бонусом – государственный. Это важно.

— Вернемся к политике. Что вас в нее привело?

— Впервые я стала депутатом в начале 2000-х. Тогда картина в стране и в городе была совсем иная, чем сейчас. Царила неразбериха, люди уезжали из Нарвы массово, потому что закрылись крупные, градообразующие предприятия. Я тоже чело-век старой закалки, поэтому помню те ощущения. Страшная капиталстическая сказка из учебников воплотилась в жизнь: оказалось, что безработица реально существует, и она ужасна! Мы, советские люди, считали, что с нами такого произойти не может, а оказалось – еще как! Частное предпринимательство в советское время считалось злом и преступлением, а потом в одночасье мнение о нем изменилось на 180 градусов, а сознание за этими переменами не поспевало… Много воды с тех пор утекло, и полтора десятилетия спустя мы работаем в совершенно других реалиях.

— Какие задачи вы, деятельный человек, наметили себе на ближайшее время в новом качестве?

— Хотелось бы вернуть Нарве былую славу «чистого города» – в советское время он отличался образцовым порядком на улицах. Думаю, это вполне достижимо. А еще Нарва – дружелюбный к детям город, и я всегда буду ратовать и словом, и делом за то, чтобы здесь было больше детских площадок, спортивных сооружений, чтобы молодые семьи получали помощь. Нужно продолжать реновировать детские сады и школы и, повторюсь, максимально использовать возможности фондов. Качество управленца ведь оценивается по уровню жизни детей и стариков во вверенном ему регионе. Поэтому сообща с председателем горсобрания и со всем депутатским корпусом, не только с фракцией, но и с оппозицией мы будем улучшать нашу Нарву снова и снова, ведь цель у всех одна: мы хотим, чтобы людям нравилось здесь жить.

Беседовала Анна Чистоделова

фото, автор — Илья Смирнов 

ВИДЕО ДНЯ