Menu

РУССКОЯЗЫЧНЫЕ РОДИТЕЛИ ХОТЯТ ОТДАВАТЬ ДЕТЕЙ В ЭСТОНСКИЕ ШКОЛЫ, НО ШКОЛЫ К ЭТОМУ НЕ ГОТОВЫ

РУССКОЯЗЫЧНЫЕ РОДИТЕЛИ ХОТЯТ ОТДАВАТЬ ДЕТЕЙ В ЭСТОНСКИЕ ШКОЛЫ, НО ШКОЛЫ К ЭТОМУ НЕ ГОТОВЫ. Несмотря на то, что большая часть русскоязычных родителей готова отдать своих детей на учебу в эстонские школы, этот вопрос остается сложным, поскольку эстонские школы к такому шагу не готовы.

Несмотря на то, что большая часть русскоязычных родителей готова отдать своих детей на учебу в эстонские школы, этот вопрос остается сложным, поскольку эстонские школы к такому шагу не готовы.

«В ходе опроса русскоязычных родителей выяснилось, что более 30 процентов из них хочет, чтобы их дети учились в эстонской школе вместе с эстонскими детьми и около 20 процентов хотят, чтобы их дети прошли программу языкового погружения, – приводит агентство BNS слова заведующей аналитическим отделом Министерства образования Ауне Валк. – На самом деле только пять процентов родителей, как русскоязычных, так и эстонцев, однозначно выступают против многоязычного или мультикультурного образования».

Хотя у русскоязычных родителей напрямую не спросили, почему они не отправляют своих детей в эстонские школы, как Валк, так и министр образования Майлис Репс признали, что одной из причин этого является недостаточная готовность эстонских школ заниматься детьми, родной язык которых – русский.

«На сегодня это, к сожалению, зависит только от учителя. Вопросы самоидентификации русских детей, их языковая среда, оказываемая им поддержка – это еще одна, отдельная тема», – сказала Репс в интервью BNS.

«Если не оказывать помощь и поддержку в ходе учебы, если школа отдельно не готова оказывать такую помощь, а семья вообще не может помочь своему ребенку в усвоении определенных предметов, то это значит, что ребенок может оказаться перед проблемой, – пояснила Репс. – Сотрудничество школы и семьи школьника крайне необходимо, и если возникнет препятствие на уровне языка, а школа в одиночку эту проблему решить не сможет, то результат для ученика может оказаться весьма противоречивым», – добавила министр.

«Так что я поддерживаю такой путь только в том случае, если школа готова предложить ученику помощь и поддержку, если учителя проявят желание на эту тему с ним общаться, давать дополнительные объяснения», – добавила Репс.

По словам заведующей аналитическим отделом Министерства образования Ауне Валк, важно, чтобы интеграция русскоязычных детей в эстонскую школу строилась на сознательной стратегии.

«Нельзя к этой теме относиться на авось, надеяться, что все произойдет само собой — ни родители, ни учителя, ни учебные материалы к этому не готовы, чтобы мы давали обучение детям другой культуры», – пояснила Валк.

Во-вторых, важно, чтобы у детей из русскоязычных семей была возможность овладеть родным языком на высшем уровне, добавила она.

«Я считаю, что должно обязательно присутствовать то, что дает уверенность родителям детей из другой культурной среды – что их культура не угаснет, что у них сохранится обучение родному языку и культуре на высшем уровне», – сказала Валк в интервью BNS.

«И я считаю, что было бы прекрасно, если бы и эстонские дети в школе больше изучали русский язык, могли бы работать кружки по интересам на русском языке. Важно и то, чтобы и русские дети в определенных ситуациях чувствовали бы себя в более выигрышной позиции», – добавила Валк.

По ее словам, например, при изучении истории или обществоведения использовать мультиперспективные учебники, которые помогли бы взглянуть на историю шире и избавить от тревог по поводу самоидентификации.

«Для меня очень важно, чтобы школа предлагала решение вопроса, как быть носителем двух культур. Чтобы из русских детей вырастали бы не эстонцы, а эстонские русские или русские эстоноземельцы», – сказала Валк.