Menu

ТАТЬЯНА ГОНЧАРОВА: «НЕ БОЙТЕСЬ ПЕРЕОЦЕНИТЬ СВОЕГО РЕБЕНКА. ДАЙТЕ ШАНС»

ТАТЬЯНА ГОНЧАРОВА: «НЕ БОЙТЕСЬ ПЕРЕОЦЕНИТЬ СВОЕГО РЕБЕНКА. ДАЙТЕ ШАНС». В этом году у Татьяны Гончаровой, директора Нарвской музыкальной школы, двойной юбилей: 40-летие педагогической деятельности и 10-летие с того дня, как она встала у руля одной из самых крупных начальных учебных заведений Эстонии.

В этом году у Татьяны Гончаровой, директора Нарвской музыкальной школы, двойной юбилей: 40-летие педагогической деятельности и 10-летие с того дня, как она встала у руля одной из самых крупных начальных учебных заведений Эстонии.

gonchrova1В преддверии 1 сентября Татьяна Петровна рассказала, откуда берется талант, как развить музыкальные способности в любом возрасте и почему музыкой все-таки стоит заниматься.

— Татьяна Петровна, как прошли ваши каникулы? Вы отдыхали или пришлось поработать – например, поездить по конкурсам?

— Лето было теплым, и в основном все педагоги, и я в том числе, отдыхали – кто где. Я наконец-то много времени посвятила даче – это мое главное хобби: все свободное время стараюсь проводить здесь с семьей.
Но, безусловно, кое-кто из преподавателей возил детей на музыкальные состязания и возвращался с призовыми местами. Вообще «конкурсные» дети не умеют гулять все лето – они каждый день занимаются, причем сами.

— А как вырастить «конкурсного» ребенка?

— У него должна быть сильная при-родная мотивация: педагог один не справится, ведь захотеть за ученика он не может, его миссия – помочь в достижении цели. Безусловно, под-держка родителей – крайне важный элемент в этом механизме. Я говорю даже не о том, что именно они оплачивают расходы – а общемиро-вая практика такова, что участие в большинстве конкурсов стоит определенных сумм — а о том, что даже у самого целеустремленного ребенка наступает возраст 10-11 лет. Как правило, это происходит в 3-4 классе музыкальной школы, когда он начинает задавать вопросы: «Все играют во дворе в футбол, а почему я должен заниматься?» А ответа на этот вопрос нет, поскольку музыкальные навыки еще в процессе становления.
И здесь задача родителей — если они уже решили, что музыка станет неотъемлемой частью образования ребенка – проявить твердость и вместе перешагнуть этот непростой рубеж. Или, если у малыша совсем не складывается с музыкой, позволить ему заняться чем-то другим.

— Не могу поверить: вы считаете, что не всегда следует настаивать на продолжении обучения?

— Да, потому что вопрос «бросать или продолжать» непростой. Он очень многогранный. Не стоит дожимать, если уже понятно, что музыка – совсем не его стезя, ведь есть еще множество прекрасных направлений в искусстве и спорте. Но это касается единичных случаев! Дело в том, что, во-первых, абсолютно не-музыкальных людей не бывает, а во-вторых, музыкальное образование развивает человека всесторонне, и еще воспитывает в ребятах самодостаточность, помогает повысить внутреннюю самооценку. Выходя на сцену с младых ногтей – первые зачеты и экзамены, конкурсы и фестивали – ребенок начинает ощущать себя личностью. Он обращает внимание на то, что умеют другие и пока не умеет он сам, а это всегда подстегивает к новым достижениям.

— Можно ли уже на первом прослушивании распознать маленького музыкального гения?

— Как я уже сказала, нет людей абсолютно немузыкальных. И даже если способности отсутствуют, что бывает очень редко, то их всегда можно развить до определенного предела. Ведь есть люди, которые не умеют играть на инструментах, но прекрасно разбираются в стилях и направлениях музыки. Да если хоть просто предпочитают какого-то одного исполнителя– ведь это и есть музыкальность, и не обязательно иметь абсолютный слух, который, кстати, тоже можно «не заметить» у ребенка, если не отвести его к специалистам. А что касается малышей, то в 5-6 лет, уверяю вас, он на прослушивании может просто не понять, что такое звук и что от него хотят, задавая вопрос: «Сколько в этом аккорде звуков?». Ребенок может испугаться и закрыться насовсем. Я же убеждена, что любой экзамен – а прослушивание в данном случае не что иное, как вступительный экзамен – должен быть результатом деятельности. Поэтому мы берем всех! Просто на основании заполненного заявления о приеме в музыкальную школу. А вот по истечении года уже становится видно, кто из них на что способен.
Результаты, как правило, радуют. Поэтому лучшее, что могут сделать родители, на мой взгляд, — это дать ребенку максимум возможностей заниматься тем делом, которое он выбрал. Ну, и предоставить выбор, конечно.

— И какие грани открываются у детей по прошествии первого года?

— И первый, и все остальные годы обучения приносят новые открытия. Сколько детей, столько разных судеб и историй развития. Один, скажем, долго не подает никаких надежд, а потом выстреливает, удивляя и родителей, и педагога, и себя. Другой, напротив, начинает блестяще, с места в карьер, и так же быстро сгорает, теряя интерес. Но обычно взаимоотношения, организация учебного процесса, разнообразие форм творчества в пределах нашей музыкальной школы не оставляют детей равнодушными. И, как правило, большинство детей с увлечением занимается и находит себя в самых разных ипостасях.

— Каких, например?

— Игра в ансамблях, хор, дополнительные музыкальные инструменты, поп-джаз-вокал, импровозация и даже композиция. Кто сказал, что музыкальная школа – это только гаммы? Хотя занятия по специальности, надо сказать, ценны тем, что они индивидуальны: во всем мире такое обучение стоит огромных денег, и только на постсоветском пространстве за 14 евро в месяц ребенок может заниматься от 16 до 28 часов в неделю, причем 8 из них – один на один с преподавателем. Плюс возможность участвовать в громких внеклассных проектах, созданных нашими увлеченными педагогами, которые, не считаясь со временем, проводят массу известных в городе фестивалей, конкурсов и концертов.
Это детский джазовый фестиваль, это замечательный ансамбль аккор-деонистов, детский джазовый бэнд, а также бесчисленные выступления наших учеников в школах, детских садах, торговых центрах, художественных галереях и так далее. По словам коллег из эстонских вузов, у нас все время что-то происходит, и это действительно так.

— Не забудем также Шопеновский конкурс…

— Он несколько особняком стоит – его масштаб давно вышел за рамки Нарвской музыкальной школы, да что там – и города: он теперь по-настоящему международный. Но до сих пор НМШ остается базой, на которой он проходит, и я не без гордости скажу, что проект такого высочайшего уровня мог родиться только там, где есть такие самоотверженные, как у нас, сотрудники.

— Мне повезло: я не бросила музыкальную школу, а закончила ее по классу фортепиано и гитары. Моей профессией музыка не стала, но навыки, полученные в НМШ, пригодились неоднократно. А что делать тем, кому родители в свое время не дали шанса?

— К нам все чаще с таким вопросом обращаются взрослые люди, в том числе родители учеников, которые хотели бы лучше понимать то, что пытается освоить ребенок. Детская музыкальная школа, в статусе которой мы существуем уже много лет, рассчитана на учащихся до 26 лет, и пока мы не вправе принимать никого старше, но! — я думаю над тем, чтобы в следующем году сделать обучение по интересам без ограничения возраста. Это больше похоже на курсы – усеченная теоретическая программа и более короткие сроки обучения, чем у детей: взрослым все-таки надо работать и заниматься семьями. Пока это только планы, но прецедент в Эстонии уже есть. Поэтому хотела бы обратиться ко всем, кто отложил поход в музыкальную школу «на потом»: это время настало! У меня уже готовы все программы, и я думаю, они будут востребованными, а решение — очень своевременным.

— Замечательная идея! Но уже фактически начало сентября, наверняка сформированы все списки поступивших. Что делать тем, кто только сейчас надумал отвести ребенка в музыкальную школу?

— Мы прекрасно понимаем, что лето – время отдыха для всей семьи, поэтому многие родители только к сентябрю определяются, чем бы хотели занять ребенка на ближайший учебный год. Поэтому объявлен дополнительный набор учащихся: мы будем рады всем, кто придет в нашу школу. Классы фортепиано, гитары, саксофона, аккордеона, струнных, ударных и многих других инструментов ждут своих исполнителей. Раньше считалось, что бог наделяет музыкальными навыками избранных. Музыка входила в спартанское обучение юношей как обязательный предмет. В семьях аристократов считалось хорошим тоном, когда девочка играет на пианино. Сегодня музыкальное образование стоит дешево, а ценится дорого. Есть о чем задуматься.

gonchrov-2

— А с какого возраста лучше всего начинать обучение музыке? Скажем, 5 лет – не рановато?

— Согласно психологии детского развития, у каждого ребенка бывает период импрессинга, когда он как губка впитывает в себя все, что происходит вокруг – как правило, в возрасте от 2 до 5 лет. Важно не пропустить этот момент, а любящие родители обязательно отметят его. В такой период процесс начального обучения максимально эффективен, его кпд очень высок. У нас есть группа для самых маленьких, где дети слушают музыку, знакомясь с разными звуками, и играют в оркестре шумовых инструментов: пищалки, трещалки, сопелки. Коллективно поют, играют, маршируют, получая великолепный первоначальный слуховой опыт. И это очень важно: ведь на чем основан гений Моцарта? Он слушал музыку в своем доме с самого зачатия. Такой была его естественная среда. И впоследствии он сначала слышал ее внутри себя, а затем воспроизводил.

— Малышам все подается в виде игры. А потом начинается настоящая работа…

— Да, музыка – великий труд. Любой ребенок с удовольствием делает то, что у него хорошо получается, но чтобы научиться, нужна очень сильная воля и трудолюбие. Доказано, что даже мозг у людей, занимающихся музыкой, устроен иначе! Плюс к тому, согласно исследованиям, они в целом живут дольше и гораздо счастливее тех, кто никогда не посещал музыкальные занятия.

— Татьяна Петровна, поздравляем вам с юбилеями педогогической и административной деятельности. А как вам удается совмещать руководство школой и результативную преподавательскую деятельность?

— Что касается руководства, мне достался замечательный, взращенный десятилетиями коллектив прекрасных педагогов, сохраняющий традиции, заложенные еще легендарной Татьяной Егоровой. А самые первые упоминания о школе датируются концом 18 века!
Моя задача — такое культурное и историческое наследие развивать, и это очень большая ответственность. Я сама закончила эту школу, и вот уже 40 лет преподаю. Отрадно, что многие мои ученики закончили музыкальную академию, стали шопеновскими лауреатами. Сейчас у менянебольшой класс детей, с которыми интересно работать – они не боятся трудностей и подают большие надежды. Они знают: их всегда поддержат родители – и, конечно, мы, педагоги.

Беседовала
Анна Чистоделова

ВИДЕО ДНЯ