Menu

УЧАСТНИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО МОЛОДЕЖНОГО ЛАГЕРЯ ВСТРЕТИЛИСЬ С ДЕПУТАТОМ ПАРЛАМЕНТА ЭСТОНИИ

УЧАСТНИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО МОЛОДЕЖНОГО ЛАГЕРЯ ВСТРЕТИЛИСЬ С ДЕПУТАТОМ ПАРЛАМЕНТА ЭСТОНИИ. Две недели в июле на Епархиальном подворье проходил Международный молодежный спортивно-творческий лагерь с православным уклоном.

Две недели в июле на Епархиальном подворье проходил Международный молодежный спортивно-творческий лагерь с православным уклоном.

lager311

Ребята из Нарвы, Силламяэ, Таллинна и Санкт-Петербурга под руководством тренера по кулачному бою Андрея Григорьевых занимались физической подготовкой. «Час с собаками хаски» был больше для отдыха, а экскурсии на ферму животных, в Пюхтицкий монастырь, встречи и беседы в мэром Нарвы Эдуардом Эастом, епископом Нарвским и Причудским Лазарем и депутатом Парламента Эстонии Михаилом Стальнухиным позволили программе лагеря стать насыщенной и разносторонней. Наиболее интересные вопросы ребят и ответы на них из встречи с Михаилом Стальнухиным мы предлагаем вниманию нашему читателю.

— А Вы бывали в лагерях?

— В наше время не было такого понятия, как отпуск в Турции, Испании или Египте, а существовали пионерские лагеря. И, на мой взгляд, нет ничего более интересного, чем это общение с друзьями одного возраста, с которыми

— Наиболее яркое впечатление детства?

— В мое детство огромная редкость была жевательная резинка. Тот, кто ее имел – был неимоверно крут. И вот мы, мальчишки, выяснили, откуда жевательная резинка появляется в наших краях – ее привозят моряки из Финляндии. И мы вышли на пляж и увиденный дали остров приняли на далекую Финляндию (теперь то я знаю, что это маленький клочок земли, на котором никто не живет).

И мы собрались в экспедицию за жевательной резинкой. И за то время, пока воспитатель где-то загорал, мы, трое мальчишек, умудрились сколотить плотик и начать свое плавание. Нас стали догонять лишь тогда, когда мы уже вышли в море.

В том месте люди загорали на расположенных в море больших камнях, и, когда мы отдалились от последних уходящих в море камней, метров на тридцать, кто-то из загорающих, почувствовав что-то неладное, сообщил о троих мальчишках в море. Нам, конечно, очень сильно попало.

Михаил Семчишин:
— А вы нарушаете правила дорожного движения?

— Если есть закон, даже если на первый взгляд он абсолютно дурацкий, его надо выполнять. И если на шоссе стоит знак 60 км/час, то тот, кто его ставил, отвечает за свои дейтвия. И поэтому я стараюсь сам не нарушать правила.

— А Вы обычно ездите как пассажир или как водитель?

— Я чаще пассажир. У меня есть такая черта – я могу задуматься. Что-то вспомнить, сопоставить вдруг какие-то факты, проанализировать, обдумать. Поэтому у меня всегда есть в кармане ручка и блокнот, так как я знаю, что в моем возрасте надо уже записывать. А когда я задумываюсь, то могу стать очень невнимательным. Поэтому я считаю себя очень плохим водителем и мне лучше за руль не садиться.

Игнат Григорьевых, Санкт-Петербург:
— Как Вы используете заработанные Вами деньги?

— Как и все. По большому счету, это деньги семьи, и они распределяются на семейные нужды. Опла-чиваются все счета, в том числе и кредиты. Помимо этого, какие-то подарки, дни рождения, и все расходы заранее планируются. Стараемся раз в месяц побывать семьей в спацентре.

Александр Малков:
— Как Вы проводите свои выходные?

— Если погода хорошая, то с вечера предупреждение: «Едем на дачу». С собакой. И там, соответственно, дачные развлечения. Если не дача, то в воскресенье я стараюсь спокойно посидеть дома, под-готовится к депутатской работе: запросы, проекты, поправки… Я живу в Нарве, работаю в Таллинне. С понедельника по пятницу нахожусь в столице. Поэтому субботний день – для встречи с друзьями и отдыха с семьей, а воскресенье – подготовка к новой рабочей неделе.

Дарья Каномина, Нарва:
— Какой вид танцев Вы предпочитаете?

— Я похож на человека, который увлекается танцами? В свое время все танцы делились на медленные и прочие. Медленный танец по очень важному поводу я еще могу изобразить. А если брать общее мнение о танцах – то мне очень нравятся ирландские танцы.

— Что может делать депутат?

— Освободилось здание бывшей поликлиники. И отец Владислав, основатель Нарвской Православной школы, который в то время все время выпрашивал помещение для нее, обратился ко мне с предложением разместить эту школу в освободившемся здании. Я тогда был депутатом городского собрания (1995 год) и сделал предложение передать здание на Графова, 4 Православной школе и депутаты его поддержали. Кстати, оба моих сына учились в этой школе, позже перешли в гимназии. Так вот, несколько раз как отец учащихся, ездил в па-ломнические поездки. Больше всего запомнилась поездка в Сергиев Посад, где нас поселили в Патриарших покоях. Я помню, как на наш стук в дверь монастыря, оттуда довольно грубым голосом нас спросили: «Ну чего вам?» А отец Вячеслав показал письмо, подписанное Патриархом Алексем II, на котором его рукой было написано «Благословить». Мои дети до сих по вспоминают эти Патриаршие покои. И то, что ваш лагерь проходит на Епархиальном подворье – это очень здорово.

София Григорьевых, Санкт-Петербург:
— Я немного не понимаю, зачем в Эстонии президент, если все вопросы решает Парламент?

— В этом, к сожалению, солидарны с Вами очень многие. И я тоже в том числе, если речь идет о конкретно этом президенте. У нас в стране президент стоит над процессом, но при этом он должен быть очень авторитетным, взвешенным человеком и выражать мнение большинства человек страны. Таким он ДОЛЖЕН БЫТЬ. На самом деле мы получаем такого президента, который у нас есть вот уже десять лет – самовлюбленного, зацикленного на себе эгоиста. Я за него никогда не голосовал (у нас же выбирает президента Парламент, а не народ). И мне он всегда казался весьма смешным персонажем. Я в прошлом году написал книжку «Антсипиада» по имени премьер-министра, который занимал этот пост почти 11 лет.

— Мы сейчас находимся в летнем лагере. А были ли у Вас интересные случаи из жизни в лагере, которые Вы до сих пор помните?

— У меня все детство прошло в лагерях. В хорошем смысле это-го слова. Были такие годы, когда я три смены подряд проводил там. Причем, путевку получала мама у себя на работе, дядя и бабушка – у себя. Таким образом, лагерь проходил еще и в разных местах. И я не слово «Пионер» вспоминаю. А те домики, то общение, которое было. А смешных историй было много, но я сейчас расскажу одну, которая произошла в лагере, который проходил в местечке Раннамыйза под Таллинном. Как правило, в каждую смену проводилась какая-то спортивная игра «Зарница» или поход.
Давались определённые задания. Мы шли километров за двадцать от лагеря, ставились палатки, пару ночей ночевали там, а затем усталые и жутко довольные, возвращались обратно. Началось с того, что мои друзья положили мне в рюкзак кирпичи. И вот как-то раз к нам при-шел директор лагеря и сказал, что в лесу расположились добровольные инспекторы движения. В то время было ГАИ и ДПС. И им в помощь – молодежная бригада добровольцев.
Так вот именно они стояли в лесу палаточным городком. Причем, палата была большая, военная. И они ездили на велосипедах. Так вот нам было сказано, что сегодня мы игра-ем в игру, по условиям которой мы должны свиснуть велосипеды у молодых «дпсников». Мы привыкли к тому, что если нас куда-то ведут, то все уже подготовлено и все знают, что мы играем. А потому мы были уверены, что они тоже знают, что мы играем в эту игру. Но, как выяснилось позже, их не предупредили и нас приняли за настоящих воришек.
Естественно, в силу своего возраста мы засыпались и были пойманы с поличным. Их было 60 человек, а нас пять. Сперва нас гоняли по всему лесу, потом поймали, а приведя в палатку, смотрели с глубоким уважением на этих уголовников, которые в ожидании вызванной милиции, у костра играли в карты. В результате приехал директор нашего лагеря, со всем разобрался, но воспоминание осталось.

Арина Бекташева, Санкт-Петербург:
— Есть ли у Вас любимая книга и, если есть, то какая?

— Книг очень много и выделить одну какую-то практически невозможно. «Тени в раю», «Триумфвльная арка», но вот «Три товарища» — ничего подобного я больше не встречал. Всю жизнь читаю и перечитываю «Бравого солдата Швейка».
Такого количества абсурда, сколько собрано в этой книге, нет нигде. А чем больше живешь, тем больше понимаешь, что лучше всего жить на этом свете такому бравому солдату Швейку, потому как вокруг столько дури и глупости, что расстраиваться по каждому поводу просто невозможно. В свое время гимном для нас была книга «Трудно быть Богом» Стругацких. Конечно, у кинорежиссеров есть право видения этой кар-тины и у каждого может быть свой взгляд, но та версия, которая была сделана последней – просто ужасна.
Все то, за что мы любили эту книгу — романтика, дружба, человеческие чувства – были стерты с экрана и осталась одна грязь. Еще Чехов и Пушкин. Я когда-то так сформулировал: «Язык Пушкина – это язык, на котором Бог разговаривает с русскими».

Мария Ефимовская, СПб
— Какое Ваше самое яркое воспоминание детства?

— Я родился в Эстонии, в городе Тарту. И мой отец, военный летчик, был штурманом. Некоторое время после моего рождения жили там, а затем переехали в Белоруссию, в небольшой городок Зябровка. Это военная база, где находились самолеты. Мы жили в коммунальной квартире и во всех семьях были военные летчики и в то время многие сильно пьянствовали. А летчики преимущественно пили спирт — в высотной авиации спирт использовали для омывания стекол, предохраняя от замерзания, а потому спирт был в зоне доступа. В день получки покупали водку. Не помню, умел ли я тог-да ходить или нет, но я возился на балконе и рядом стоял ящик с водкой. И я случайно уронил с балкона одну бутылку. Она разбилась внизу и в брызгах на солнце появилась радуга. Я ее разглядел, и она мне понравилась. И я стал бросать эти бутылки с балкона. Во дворе сидели на скамейке соседи и, когда они поняли, что я делаю, они стали так кричать, вызывая моих родителей…
Еще одно воспоминание, возможно, под воздействием самодеятельности, потому что у меня есть фотография, где моя мама стоит в армейской гимнастерке, с наклеенной бородой и автоматом, изображающей кубинского партизана. Это было начало 60-х, когда все болели Кубой. И я предложил ребятам пойти на Кубу и повоевать на стороне Фиделя и Че. Я их увел в кукурузные поля, причем, кукуруза была значительно выше нас. В результате нас нашли в каком-то цыганском та-боре. Они нас подобрали, уложили спать. И я помню, как раскрыл глаза и вижу, что стоят вокруг нас наши заплаканные мамы, костер, какие-то люди. Ну, а следующее воспоминание было связано с армейским ремнем, когда выяснили, к то всех подговорил. Девочка вышла во двор и мы с другом, трехлетние клопы, были возмущены тем, что она стоит и нагло жрет кусок хлеба с вареньем. Для нас это было как сейчас пирожное. Голодная – ешь дома, чего ы во двор то вышла людей дразнить? Делится надо – решили мы и отобрали у нее этот кусок недоеденного хлеба.
«Я маме пожалуюсь, она милицию вызовет!» — закричала обиженная девочка, а через минуту во двор въехала милицейская машина. «Вот видите, уже приехали.» — мстительно образовалась девочка и мы ломанулись в сторону от милиции, забежали на военный аэродром, где набили карманы еще порохом… Вот такие воспоминания детства…

Катрин Гузар, Нарва:
— Какой фильм произвел на Вас впечатление?

— Есть такой режиссер, хорват, но живет в Сербии. Он снял фильм по большому счету про любовь и очень разных людей, которым очень трудно жить рядом, но они все-таки стараются и дружить друг с другом. Мой любимый режиссер – Никита Михалков и его ранние фильмы. А последнее, что я посмотрел, это были «Миньоны». Когда жена пошла покупать билеты, то ее спросили какие билеты: два детских или один детский и один взрослый. Потому как детский фильм. На самом деле трейлер очень понравился, и я надеялся, что весь фильм будет такой динамичный и с юмором.

Настя Воронкова, Нарва:
— Чем Вы больше всего любили заниматься в детстве?

— Читать. И мечтал в детстве работать сначала в книжном магазине, затем в библиотеке.

Виктория Гузар, г. Нарва:
— Какую музыку Вы предпочитаете и почему?

— У меня сейчас в кармане лежит плеер, на котором записано полторы тысячи песен, которые мне нравятся. Я всю жизнь слушаю рок музыку и мне нравятся те исполнители, которые были популярны в 70-е, 80-е и 90-е года.

Илья Трофимов, Нарва:
— Что Вы делаете на своей работе, как депутат?

— Проще спросить, что я не де-лаю. Есть вещи, которые предписаны законом в работе Парламента – это участие в работе комиссий, заседаний и прочее. Но гораздо интереснее то, что возникает в результате каких-то писем. Люди обращаются постоянно. И по телефону, и по интернету и, как правило, просят помочь. В основном, это общение с людьми, решение их проблем.

В завершении беседы ребята смогли пообщаться с Михаилом Стальнухиным в неформальной обстановке.


Вторая смена лагеря начинается 9 августа и заканчивается 22 августа. Стоимость для жителей Эстонии — 150 евро.
Дополнительная информация по телефону +372 53852590


ВИДЕО ДНЯ