Menu

Владимир Мижуй: «Просто еще одна веха жизни»

6 февраля экс-градоначальник, известный в народе как «мэр-строитель», а ныне – председатель комиссии по градостроительству и развитию Нарвского горсобрания Владимир Мижуй отметил 70-летний юбилей.

В праздничном интервью газете «Нарва» он рассказал о своем послевоенном детстве и отчем доме, о Нарве 60-х и ее преображении, а также поделился ближайшими рабочими планами.

— Владимир Павлович, добрый день! Как ощущаете себя в преддверии торжества?

— Если коротко, то моложе цифры в паспорте. Раньше считал, что 70 лет – это возраст довольно пожилого человека. Теперь же у меня достаточно сил, чтобы продолжить работу и выполнять свои депутатские обязанности по осуществлению наказов избирателей, а их ой как много! Поэтому свой день рождения воспринимаю, как еще одну веху жизни. Отмечать юбилеи начал в 30 лет со своими друзьями, коллегами, родственниками. Такие торжества приходится устраивать каждые 5 лет, а более скромные и менее круглые даты – только в кругу семьи.

— А как праздновали дни рождения в детстве?

— Мое детство – оно ведь послевоенное, и было не до праздников. Сначала жили в Белоруссии, которая полностью разрушенной во время второй мировой войны. Потом в 1950 году уехали в Ставропольский край. Семья многодетная: в 1952 году у моих родителей было уже четверо детей. Старший брат родился в партизанском отряде и там умер в двухлетнем возрасте от отравления солью. Сразу после войны в апреле 1945 года родилась старшая сестра. Началась новая жизнь, восстановление сожженных деревень. При этом в Белоруссии тогда, как и сейчас существовали хорошие обычаи. Когда рождается ребенок, отмечают крестины, назначая крестных родителей из родственников, и вот они потом каждый год приходят и приносят подарки. Помню, как крестили мою младшую сестру в 1957 году. И нас, детей, стало пятеро.

— Что еще помните из ранних лет?

— До 8 лет мое детство было беззаботным. Потом школа, обязанности по дому, по хозяйству: надо было помогать родителям, самим зарабатывать, чтобы к школе обновить одежду. Мы, дети, собирали и сдавали ягоды, орехи, аировый корень. Родители – отец механизатор, мать рабочая – трудились на бумажной фабрике, плюс со своего хозяйства сдавали государству масло, молоко, яйца – даже если не было кур, потому что дом был с участком земли 16 соток. Родители привили нам любовь к труду, требуя и хорошей учебы в школе.

— А как досуг проводили?

— Отлично: зимой – катание на лыжах, санках, коньках: на речке зимой всегда была расчищена площадка, играли в хоккей. Зимы были, как правило, длинные и морозные. Летом – купание в той же речке, катание на лодках, рыбалка удочками, а ловля раков – и руками, и вершами специальными. Наловишь к вечеру с друзьями их целое ведро, сваришь с укропом – незабываемые до сих пор ощущения! До сих пор рыбалка для меня – святое дело, особенно люблю подледный лов на Чудском озере.

— А на уровне секций спортом можно было заниматься?

— Не особо. Ребята с нашей улицы в районном центре Чашники мечтали о таких занятиях, но не всегда был спортинвентарь. Как-то привез старьёвщик для настольного тенниса комплект: сетка, две ракетки и шарики настоящие китайские – 10 штук; стоил он всего 5 рублей, но откуда у нас, пацанов, деньги? Нам предложили сдать 1 кг сушеных лепестков василька. Мы – подростки – всей улицей собирали васильки на полях, потом чистили и сушили, а 1 кг сушеных лепестков – это примерно то же самое, что 1 кг сушеных комаров. Но все получилось, мы сами смастерили теннисный стол и всей улицей научились хорошо играть в пинг-понг. До сих пор играю, поставив дома в гараже стол; научил играть внуков ни разу им не проиграл.

— Кем мечтали стать?

— Как и все ребята, после 1961 года – летчиком, конечно. В школе я учился хорошо, особенно легко довались точные науки, я успешно выступал на школьных и районных олимпиадах по физике, математике и химии, постоянно посещал кружки. У меня даже кличка в школе была Математик. Добрым словом вспоминаю своих учителей по математике и физике: Гальперина, Лейтмана. После восьмого класса по их совету решил поступать в радиотехнический техникум в Минске, сдал хорошо экзамены, но случилась детективно-мистическая история: по халатности секретаря экзаменационной комиссии потерялись мои документы с аттестатом. А может, это была просто рука судьбы, которая привела меня в Нарву в 1963 году 15-летним пареньком.

— Ничего себе поворот!

— В Нарве начался период интенсивной учебы: вечером в текстильном техникуме, а днем – в строительном училище. Для того, чтобы иметь возможность поступить в институт, по выходным занимался в средней школе. В институт поступил, не окончив техникум, а на подготовительных курсах для поступающих в Таллиннский Политехнический Институт в 1966 году встретил свою будущую супругу Александру. Помогали друг другу: я ей по математике, она мне – по русскому языку, оба поступили, а после окончания второго курса института поженились. В августе этого года будем праздновать 50 лет совместной жизни!

— Поздравляю вас с таким замечательным юбилеем! Но вернемся в Нарву начала 60-х.

— После окончания строительного училища я работал строителем, монтажником на объектах Нарвы. Первым была Отделочная фабрика, потом комбинат строительных материалов. С 1965 по 1975 годы я прошел путь от рабочего-монтажника до мастера, инженера в управлении треста «Сантехмонтаж». До 1968-го жил в общежитии, и только когда женился, получил комнату в трехкомнатной квартире, в которой сейчас находится типография «Сата». А в свою первую двухкомнатную квартиру мы переехали только тогда, когда родилась дочь в 1970 году: строителям быстрее давали жилье.

— Ну и, наверное, активно продвигались по комсомольской линии?

— Да, поэтому в 1969 году Горком комсомола Нарвы возложил на меня обязанность возглавить штаб Комсомольской республиканской стройки – комбината строительных материалов. Работа была сложная: многие строители были из условно-освобожденных.

— А какой вам помнится та Нарва с точки зрения архитектуры?

— Первое мое впечатление по приезде в Нарву в 1963 году было неоднозначным. С одной стороны, город уже прирастал домами-хрущевками, а с другой – наполовину был застроен бараками. Это финский поселок от проспекта Победы до улицы Тиймани, Паэмурру и ряд домов без благоустройства вокруг железнодорожного вокзала и Александровской церкви. Впоследствии, будучи заместителем председателя исполкома, отвечал за расселение жильцов и снос всех бараков и неблагоустроенных домов с 1981 по 1984 годы. Проект потребовал много сил и нервов: многие хотели получить не одну квартиру, а больше, чем положено по закону. Переселяться было куда: начиная с 1965 года в Нарве перестали строить «хрущевки» и начали возводить жилые дома повышенного уровня благоустройства. Это первый Кренгольмский микрорайон и проспект Победы.

— Знаю, что вы и вопросы коммунального характера решали уже тогда.

— В 1973 году я вернулся из армии, где отслужил год, и меня, инженера треста «Сантехмонтаж», через некоторое время назначили директором Нарвского управления водоснабжения и канализации. Его я возглавлял с 1975 года по 1981-й. Проблемы по обеспечению жилья водой были большие. В часы пик город воды хватало только до третьего этажа, таким маломощным был водозабор, да и водоочистные сооружения не справлялись с нагрузкой. Меня, 27-летнего, бросили на этот фронт, уполномочив ввести в эксплуатацию 26-километровый водовод с забором воды из Наровы выше Эстонской ГРЭС в районе Черной речки. Очень трудно было ликвидировать все прорывы нового водовода и саму проблему их возникновения, но справились, а в 1976-м запустили новую водоочистную станцию на 50 тыс. м³ в сутки. В ее строительстве я, кстати, ранее принимал участие как мастер «Сантехмонтажа». Так и решили проблему водоснабжения Нарвы: вода стала поступать на все этажи жилых домов.

— А как маятник карьеры качнулся в сторону политики?

— В декабре 1981 года меня избрали заместителем председателя Нарвского исполкома. А в 1985-м – председателем. Все время, что я возглавлял город, Нарва активно строилась: город сдавал по 10-12 тысяч квадратных метров жилья в год. За это время новые квартиры получили 6393 семьи Нарвы и Нарва-Йыэсуу – наши города тогда были единой административной единицей.

— А из общественно значимых, в том числе культурных, проектов что удалось осуществить?

— Построили более 30 различных объектов социального и культурного назначения, таких как Центральная библиотека, магазин-столовая «Темпо», Школы №№ 11, 12, 13, 14 – нынешние Пяхклимяэская гимназия, Хоровая школа, Солдинская гимназия, Языковой лицей. А также детские сады, городская баня, виадук на улице Кренхольми. Начали строительство детской поликлиники, ледового холла, гостиницы «Йоала». Плюс реставрационные работы – замок Германа, кафе «Рондель», Художественная галерея. В городе был создан штаб по реставрации; мне пришлось его возглавить, а членами штаба были даже министры правительства и председатель Госстроя.

— С такими помощниками работа, наверное, пошла быстрее?

— Благодаря помощи членов правительства деньгами и лимитами на строительство за короткий срок – в период с 1985 по 1989 годы – мы справились с большим объемом по реставрации. Не обошлось без трудностей и сюрпризов. Для кафе «Рондель» построили большую пристройку, кухню, закупили венгерское кухонное оборудование за валюту, но так случилось, что в 1985 году вышел «сухой закон», и нам вместе с Управлением торговли пришлось отказаться от планов на большой и современный ресторан, ограничившись только кафе без алкогольных напитков. Здание кухни было переделано под административное. Кстати, уже тогда кафе «Рондель» было отнесено не к музею, а к управлению торговли.

— А что не успели сделать на этом посту, но очень хотели?

— Жаль, что новые руководители Нарва-Йыэсуу после его отделения от Нарвы в 1990 году не довели до конца строительство дамбы и пешеходно-велосипедной дорожки, хотя деньги и лимиты строительства были городом Нарва переданы. Мы успели только построить канализационный коллектор диаметром 350 мм вдоль предполагаемой дорожки. Эта мечта – моя, нарвитян и жителей Нарва-Йыэсуу – будет выполнена, надеюсь, в 2018 году, спустя 28 лет (смеется).

— А чем несделанном еще приходится жалеть?

— Планов на дальнейшее развитие города было много. Хотели завершить туристический комплекс, пристроить гостиницу «Йоала» к уже ранее построенному одноименному ресторану. Построить дворец спорта с хоккейным холлом – объект уже получил финансирование со стороны Госплана, было начато строительство, поставлены колонны, мы готовились ехать в Челябинск на завод металлоконструкций, чтобы заказывать крышу, но развалился Союз, и все связи сразу разрушились. Я верю, что еще можно это все построить для ребятишек наших, которые любят хоккей и фигурное катание.

— Вы добровольно покинули пост мэра Нарвы в декабре 1993 года. Почему?

— Работать стало очень сложно с приходом к власти нового правительства, а сидеть и ничего не делать для города – это не для меня. Работая мэром, я создал для развития предпринимательства Нарвский бизнес-центр совместно с программой «Фара», и после ухода с поста градоначальника стал президентом центра, а в 1994-м меня назначили директором муниципального предприятия «Транссервис-Н». 7 декабря 2017 года вместе с коллективом мы отметили 23-летие нашей муниципальной фирмы!

— Нареканий к работе компании со стороны пользователей хватало всегда. А как выглядел процесс становления системы изнутри?

— С начала с 1995 года мы стали регулировать автопотоки, создавая нормальные условия для водителей грузового транспорта. Чего только со мной не пытались сделать из-за решения города организовать упорядоченное пересечение границы! Пришлось пережить два процесса в государственном суде Эстонии, прежде чем все признали необходимость и законность нашей деятельности. Нас всегда поддерживала Горуправа и Городское собрание, потому мы делали необходимую была для нормального функционирования города работу. Шестой год мы работаем по договору с Министерством внутренних дел, оказывая услугу по пересечению границы людей на легковом и грузовом транспорте. Важным этапом стало появление электронной системы бронирования времени пересечения границы. В среднем в сутки через нас проходит 650 легковых и 15 грузовых автомобилей, а также 7 автобусов. 6 января мы поставили рекорд, пропустив 1260 легковых автомобилей в сутки без особых очередей! В планах – помочь Ивангороду наладить такую же систему, чтобы время пересечения двух границ уменьшить. Ведь у границы, как и у реки, два берега, и если затор на одном, он влияет и на другой. Нужно увеличивать пропускную способность российского погранично-таможенного перехода, который был введен в эксплуатацию в 1993 году как временный – на 10 лет.

— Тема строительства дорог – одна из самых любимых вами. Почему?

— Я инженер-строитель по специальности, и моим любимым занятием на ключевых для города постах было развитие и строительство новых зданий, а с ними связана и вся инфраструктура города: это дороги, освещение, озеленение, водопровод, канализация, в том числе ливневая; меня даже называли «мэр-строитель». С 2010 года в наш город словно вдохнули свежие силы, стало интересно работать над строительством новых трубопроводов водоснабжения и канализации, очистных сооружений. И только после этого настала очередь строительства новых и реконструкция существующих магистральных дорог в городе. За пять последних лет в городе появились новые дороги к Пяхклимяэской гимназии, Кальмисту, Карьямаа, а также в технопарках. Реконструированы и капитально отремонтированы улицы Харидусе, Раху, Раквере, Таллиннское шоссе, большая часть улицы Пушкина. Теперь на них установлено и новое освещение с led-лампами.

— Как предусмотреть долговечность и качество дорожного покрытия?

— Необходимо наладить технический надзор за строительством дорог и контролировать каждый его этап, не давая строить дальше без поэтапного контроля, чтобы получился качественный дорожный пирог, предусмотренный чертежами. Они все разные в зависимости от категории дорог и могут насчитывать от двух слоев до пяти-шести: песок, крупный щебень, мелкий щебень, два-три слоя асфальта по 5-6 см.

— Какие дороги и здания будут отремонтированы или построены в Нарве в ближайшие пару лет?

— Мы отремонтируем Таллиннское шоссе от границы города до улицы Раху и продолжим строительство островков безопасности в соответствии с новыми требованиями закона о строительстве магистральных дорог. Новые требования обращены и к перекресткам: запрещен левый поворот на нерегулируемых перекрестках. Для поворота налево придется воспользоваться регулируемым перекрестком со светофорами или кольцом. Ремонт вокзала вошел в завершающую стадию, и к зиме 2018 года планируется сдать объект в эксплуатацию. Строительство Стокгольмской площади отложено на более дальнюю перспективу, а вот в Ратуше ремонт начнется в 2019 году.

— Что насчет массового строительства нового жилья?

— Жилой дом будет строиться на месте бывшей седьмой школы по планам частной фирмы в 2018 году, и еще один – в районе Темного сада. А массовой застройки пока не предусмотрено.

— Вернемся к вашему юбилею. Как домочадцы готовятся к нему?

— Приедут родственники из Белоруссии: брат, сестры, племянники. Мы с женой с нетерпением ждем теплой семейной встречи. И гордимся своим продолжением: наша дочь занимается проектами, работая в Департаменте экономики и развития в Горуправе. Старший внук заканчивает магистратуру в университете. В течение 5 лет он был чемпионом Эстонии по шахматам в своем возрасте! А младший учится в школе плюс занимается в Хоровой. Каждый год стараемся семьей выбраться на пару недель в теплые страны: Грецию или Испанию.

— А весь остальной год как держите себя в форме?

— Занимаюсь скандинавской ходьбой, играю в бильярд, настольный теннис, рыбачу. Если не лениться, а работать, быть полезным обществу – то и расклеиться-то некогда. Трудиться в нашем уютном, красивом городе – одно удовольствие. Здесь все хорошо, нужны только новые рабочие места для молодежи, чтобы не уезжали из города. И мы будем содействовать их созданию.

Беседовала Анна Чистоделова

Фотографии
из личного архива В. Мижуя

ВИДЕО ДНЯ