Menu

Юлия Кузьмина: «Мне везет на хороших людей»

В ее хрупком теле скрыта недюжинная энергия, благодаря которой вот уже без малого два десятка лет существует вокальный коллектив Magic Land, в свое время подхвативший знамя легендарных «Веселых ноток». Едва вернувшись со «Славянского базара-2017», педагог вокала, скрипачка и профессиональный музыкальный судья Юлия Кузьмина дала интервью газете «Нарва».

— Юля, добрый день! Как съездили на конкурс?

— Очень хорошо: познакомились с исполнителями и педагогами из разных стран, привезли дипломы и массу полезного опыта. Владислав Одинцов, который представлял Эстонию на конкурсе, выступил достойно, а чуть ранее вместе с соратниками по Magic Land посетил Литву, где большинство нарвских ребят взяли места и призы на конкурсе Baltic Voice в курортном городке Юодкранте, что на Куршской косе. А перед ним мы были в Белоруссии и Испании…


— И почти везде ты представала не только в качестве педагога, но и как член жюри. Что заставило примерить на себя такую роль?

— Я музыкант по профессии, так что не заставили даже, а побудили согласиться оценивать конкурсантов мои образование и опыт. В течение последнего года я была приглашена работать в составе международного жюри на конкурсах в Израиле, Белоруссии, Литве.


— Со скрипкой в руках я тебя помню «с тех времен» и часто вижу на сцене – ты аккомпанируешь ученикам, и это очень нетривиально и тонко. При этом преподаешь вокальное искусство…

— В моей жизни был момент, когда эти нити переплелись раз и навсегда, и сейчас я расскажу, как это было – мне и самой пора вспомнить давнюю историю (улыбается). В 6 лет я начала заниматься в Нарвской музыкальной школе и влюбилась в нее всей душой. Осваивала скрипку у Светланы Вороновой, продолжила у Ирины Косовой. Обеим благодарна до небес, а еще добрым словом вспоминаю педагога сольфеджио Людмилу Купцову, благодаря которой при поступлении в Тартуское музучилище набрала 10 из 10 баллов на теоретическом экзамене. Везение тут ни при чем: просто сильная школа. Я прошла по конкурсу и окончила училище по классу скрипки.

— Своим подопечным – солистам Magic Land – советуешь посещать музыкальную школу?

— Обязательно! Для того чтобы стать хорошим певцом, необходимо параллельно интенсивным урокам вокала получить музыкальное образование. Когда позволяет время, я даю своим ученикам индивидуальные уроки фортепиано: тем, кто не посещает ДМШ, они нужны для формирования инструментального мышления, а «бывалым» позволяет лучше подготовиться к выпускным экзаменам.


— Попасть в Magic Land так же непросто, как раньше – в «Веселые нотки»?

— В «Нотки» конкурс был сумасшедшим, и даже удачное прослушивание не гарантировало, что тебя возьмут – ну, есть уже такой тембр, а нужен уникальный. Я же беру всех детей, понимая, что никто не приходит готовым артистом. Даже если есть дар и ребенок от природы попадает в ноты и имеет сильный голос, с ним надо работать, ведь голос – тот же инструмент. Ну, а абсолютно немузыкальных людей в природе практически нет. Так что шанс стараюсь дать каждому.

— А как началась твоя вокальная карьера?

— Однажды Евгения Александровна Эйдемиллер в поисках юного скрипача пришла в музыкальную школу – нужно было исполнить партию в песне «Мелодия» гениального Евгения Крылатова. Так мы и познакомились. У меня словно крылья выросли – но я выступила и… больше не понадобилась.

— Неужели просто так взяла и ушла?

— Уйти было немыслимо, поэтому стала просить разрешения остаться. «Давай спой», – предложила Евгения Александровна. Спела чисто, но, видимо, стандартно, потому что получила привычный вердикт: «Зачем ты мне? У меня таких много». Спасла меня, определив мою судьбу, Наташа Островая, которая сказала наставнице: «Давайте возьмем, хорошая же девочка». «А ладно, пусть ходит», – махнула та рукой, и я осталась.

— И перед тобой открылся целый мир?

— Вот абсолютно без преувеличения – да! Впервые выйдя на распевку с коллективом, я поняла, что такое звучать; пела и во сне, и наяву, и на репетициях, и по дороге в школу, и все время ждала, что когда-нибудь тоже стану солистом. Так и случилось, и началась моя вокальная школа – фундаментальная, настоящая. Распечаток текстов и нот и тем более виртуальных хранилищ тогда не было, до них оставалось добрых два десятка лет, и приходилось самим снимать партии – бесценный навык, который пригодился мне неоднократно во взрослой жизни и нужен до сих пор. Вернее, снимали гармонию для музыкантов, а на голоса раскладывали сразу и запоминали, не записывая. Тренировали музыкальную память.


— С поступлением в училище вокал, наверное, пришлось забросить?

— Петь я продолжала, просто мой график обучения не позволял делать это в «Нотках». Зато работать во взрослом ансамбле «Электрон», которым руководил Виталий Николаевич Эйдемиллер, получалось на ура – я не только пела, но и играла на клавишах. Со мной была Таня Изотова, а на гитаре играл небезызвестный Олег Цыварев. Мы выступали на танцах «Кому за 30». Даже зарплату получали! Не бог весть какую – около 12 рублей – но все же!

— По окончании училища не было соблазна продолжить обучение в академии крупного города?

— Было, но я вышла замуж и пустила корни в Нарве. Преподавая фортепиано в частной музыкальной школе в Нарва-Йыэсуу, начала работу в Нарвском симфоническом оркестре, где с упоением провела десяток незабываемых лет. Подрастающих детей пришлось таскать за собой, и они, как часто бывает при творческой маме, выросли «за кулисами». Старший, Артем, окончил музыкальную школу по классу кларнета, а младшая, Олеся, — по фортепиано.

— Это в маму, а по папиным стопам они пошли? С парашютом прыгали?

— Каждый из нас прыгнул, как же иначе? Алексей поддерживает меня во всем, почему я должна быть в стороне? Горжусь тем, что его команда мастеров парашютного спорта занимает места на международных соревнованиях, дружу с семьями других спортсменов. По большим праздникам приходилось выступать для парашютистов на аэродроме. Это – тоже наша семья, огромный пласт жизни.

— Вернемся к музыке. В какой момент подхватила «Веселые нотки»?

— Году в 1998-м году Евгения Александровна пригласила меня побеседовать, сказав, что переезжает с семьей за границу и хочет передать коллектив в надежные руки. Я приняла ее настоятельное предложение, и таким образом оказалась в «Энергетике».

— Почему сменила название?

— Я с трепетом относилась к историческому имени коллектива и меньше всего хотела его менять. Но чета Эйдемиллер, уехав в Германию, сложа руки сидеть не стала: они и там создали детский коллектив с тем же названием, только по-немецки: Lustige Noten. Поначалу мы назывались «Нотки – Magic Land», а потом, когда все привыкли, оставили только новое. Но мне до сих пор приятно, когда нас называют «Нотками»! Я несу традиции, которые мне привили педагоги, и подобно им ориентируюсь на новые веяния, которые нельзя игнорировать.


— Трудно пришлось привыкать к новой роли?

— Было волнительно, но очень интересно; рядом оказались настоящие соратники, жаждущие нового и настоящего. Например, вскоре после рождения Magic Land мы стали сотрудничать с Юрием Кувайцевым. Когда работаешь с подобными мастерами, получаются сильные тандемы! Каждый мой день благодаря магии Дворца культуры «Энергетик» превращался в сюжет фильма. Здесь несколько музыкальных площадок, и вот после репетиции с детьми я спускалась этажами ниже – в оркестр, с которым до сих пор связаны самые теплые воспоминания о концертах и интересных гастролях. Вечерами погружалась в камерную атмосферу «Музыкального кафе», где творили джаз Борис Паршин и Людмила Юзвик, и мы с ними обсуждали новости и строили совместные творческие планы. А дома частенько были гости – к нам запросто мог зайти на огонек Иосиф Никитин с гитарой, и мы при свечах играли лютневую музыку: гитара плюс скрипка.

— С таким камерным ансамблем можно было выступить, например, в Нарвском замке.

— Нет, это было для себя, зато ежегодно, продолжая традиции Евгении Александровны, я проводила международный фестиваль «Шире круг», приглашая к участию коллективы из разных стран. К нам приезжали грузины, литовцы, финны, россияне; артисты танцевали и пели. Хотелось всех объединить, увлечь общим делом, и удавалось! Конферансье у меня были самые-самые, как на подбор: Леонид Сенкевич, Дмитрий Асеев, Алексей и Вячеслав Горпинченко – мастера своего дела.

— А как поймали конкурсную волну?

— Первые наши выступления состоялись на Сааремаа в 2001 году. Татьяна Рагуля и Дарья Лафертова представляли Нарву и ДК «Энергетик» на школьном конкурсе вокалистов. Каждая пела первой в своей возрастной группе, соревнуясь более чем с 40 участниками, и обе взяли первые места! А вслед за этим петербургский композитор Александр Колкер пригласил Татьяну Рагулю на в Санкт-Петербург, где она представляла Нарву и Эстонию на телевизионном конкурсе «Серебряный ключ» в «Гигант-холле». Причем она была единственной, кто пел вживую, поскольку в то время тв-формат предполагал использование фонограммы. Организаторы поначалу возмущались: это же телевидение, все должно быть идеально, вы же не Алла Пугачева! Но потом, когда Таня проникновенно и безупречно спела песню про белых голубей, те же люди подходили к нам, тронутые ее исполнением. Это был неплохой старт, и мы поверили в свои силы.

— Чем сейчас занимаются эти и другие твои воспитанники?

— Таня получила высшее медицинское образование в Тарту и работает семейным доктором, Даша стала мамой замечательных близнецов и живет в Таллине. Рома Максимук окончил Таллиннскую академию музыки и театра по специальности «актерское искусство». Юлия Павлова продолжает обучение вокалу в школе искусств в Москве, Полина Разрядова отучилась на вокальном отделении в училище Георга Отса и, выйдя замуж за нарвского музыканта Александра Шлику, вместе с ним уехала жить и работать в Германию. Алена Белогурова танцует и поет, а Ася Сонина преподает сальсу. Я перечислила далеко не всех, но пользуясь случаем хочу сказать спасибо каждому: благодаря ученикам я состоялась как педагог и не потеряла себя в творчестве.

— Педагогика – это, наверное, дело наживное.

— Авторитеты тоже играют огромную роль. Я очень благодарна своим учителям в душевном, творческом и профессиональном плане. Все слова, уроки жизни стали фундаментом моей работы. Мой педагог по скрипке в музучилище Andres Leivategia дал мне отличную базу, и я иногда случайно замечаю, что тот или иной прием в моей работе – это от него. С большой теплотой вспоминаю Виталия Николаевича, созваниваюсь с Евгенией Александровной, очень ценю и благодарю всех своих наставников. Больно расставаться и с ними, и с учениками, которые вырастают и уходят во взрослую жизнь. А иногда просто уходят… В этом году мы проводили в последний путь Виталия Николаевича, а совсем недавно – одну из талантливых участниц Magic Land Алину Анину. Трудно терять, но остается память. Большое счастье, что довелось пересечься с такими людьми хотя бы на небольшом отрезке их жизни.


— И все годы плечом к плечу старая гвардия – те самые «Нотки» второго-третьего созыва.

— Да! Мы прошли вместе огонь, воду и такую жизненную школу, что до сих пор удивляемся, как сильна наша дружба. Почти все пошли в музыку, и даже те, кто выбрал другую специальность, продолжают творить. Сережа Агеев, например, сейчас работает водителем-дальнобойщиком, но именно он приносит на наши августовские ежегодные встречи музыкальную аппаратуру и задает тон. Дима Степанов долгое время помогал мне воспитывать барабанщиков для инструментального состава. Вот скоро снова приедут в отпуск наши «москвички», и мы все соберемся в «Ро-ро», как всегда в последние годы. Время летит, и мы меняемся вместе с ним, больше осознаем и постигаем не только мир, но и себя. Оглядываясь назад, могу с уверенностью сказать, что мне в жизни очень везло на хороших людей. Когда из «Энергетика» переехала с коллективом в «Ругодив», меня встретили очень тепло. Скоро дом культуры отстроят заново, и мы обязательно вернемся в знакомые стены. А пока наслаждаемся летом, общением, строим музыкальные планы. И обещаем в предстоящем сезоне снова всех удивить и порадовать!

Беседовала Анна Чистоделова
Фото. Сергей Рощин

ВИДЕО ДНЯ