Menu

АЛЕКСАНДР ПААЛЬ: «В КОЛЛЕКТИВЕ ГЛАВНОЕ – МАГИЯ МЕЖДУ УЧАСТНИКАМИ»

АЛЕКСАНДР ПААЛЬ: «В КОЛЛЕКТИВЕ ГЛАВНОЕ – МАГИЯ МЕЖДУ УЧАСТНИКАМИ». Хедлайнерами 21-го фестиваля Narva Jazz стал дуэт саксофониста Александра Пааля и контрабасиста Ары Яраляна. Мастерство известных в Эстонии и за ее пределами музыкантов не оставили равнодушными нарвскую публику. Сразу после выступления недавний выпускник и гордость Нарвской музыкальной школы Александр Пааль ответил на несколько наших вопросов.

Хедлайнерами 21-го фестиваля Narva Jazz стал дуэт саксофониста Александра Пааля и контрабасиста Ары Яраляна. Мастерство известных в Эстонии и за ее пределами музыкантов не оставили равнодушными нарвскую публику. Сразу после выступления недавний выпускник и гордость Нарвской музыкальной школы Александр Пааль ответил на несколько наших вопросов.

pal20-1

— Александр, добрый день! Приятно встретить тебя здесь, в колыбели твоего джазового становления.

— Так и есть, я делал свои первые по-настоящему серьезные музыкальные шаги именно на фестивалях Narva Jazz, а еще – на репетициях бэнда и на уроках Бориса Петровича. Мне казалось, это абсолютно счастливый человек, который и выступает, и музыку пишет, и оркестр создает каждый раз в новом составе – ученики ведь растут. Я думаю, на начальном этапе погружения в музыку совсем неплохо сотворить себе достойного кумира: это приведет тебя на собственную дорогу. Просто для кого-то это Дюк Эллингтон, Джон Колтрейн или Элла Фитцджеральд, а для меня вот – Борис Паршин. Близкий и реальный пример.

— Как тебе нынешний фестиваль?

— Мне понравилось и разнообразие направлений, и структура концерта – один день и два отделения. После первого, юношеского, зрите-ли не успели устать, а антракт дал им возможность переключиться на более взрослых исполнителей. Хотя уровень и тех, и других был, конечно, достойным, как всегда на Narva Jazz.

— А какой для тебя выдалась эта музыкальная весна?

— Насыщенной. Апрель – месяц джаза во всем мире, вот и в Эстонии один за другим прошли три крупных республиканских фестиваля – Music Week, Eesti Muusika Paevad и JazzKaar. Мне довелось поиграть на каждом из них, а Narva Jazz стал приятным финальным аккордом этого весеннего марафона.

— Теперь ты сам и практик, и преподаватель. Трудно было перейти к тренерской деятельности?

— Я не ощутил перехода: мои ученики в Вильяндиской академии взаимодействуют со мной – мы учимся друг у друга, что абсолютно нормально. Ребята сами добывают новую информацию, мы ее проживаем вместе. Я, в свою очередь, знакомлю их с тем, что знаю. 95% моих студентов работают, а к нам приходят уже состоявшимися музыкантами, которые желают учиться дальше.

— Ты и сам таким был недавно?

— Я закончил Таллиннскую музыкальную академию музыки и театра, куда поступил сразу после школы. А затем благодаря замечательной программе Erasmus поехал в Германию по обмену, где проучился один семестр, а потом возвращался туда каждое лето.

— В Германии сильная школа?

— Очень. Там с 1960-х годов началось развитие джаза, открывались учебные заведения, площадки, на которые стекалась музыкальная элита. Я очень много почерпнул за эти, казалось бы, недолгие периоды погружения, нашел ответы на мучившие меня вопросы, подтвердил многие свои догадки. Просто когда варишься в замкнутом пространстве, когда внешняя информация – только в интернете, рано или поздно чувствуешь потребность расширить границы реальности. Хорошо, что сегодня у людей есть возможность поехать к профессионалам мирового уровня в Европу и Америку, где среда и здоровая конкуренция, где мастера тебе разложат по полочкам теорию и откроют новые практики, а заодно подтвердят твои собственные гипотезы.

— Ты и контакты полезные там завязал?

— Безусловно! Я познакомился там и до сих пор общаюсь с прекрасными талантливыми музыкантами своего возраста из разных стран мира, включая Австралию. Многие сейчас разъехались, но я надеюсь, что мы еще поиграем вместе.

— А немецким языком владеешь?

— Я его изучал в школе с пятого класса, что, конечно, помогло. Ну и там нарастил словарный запас; по крайней мере понимаю все, что мне говорят. Но музыканты ведь на языке музыки в основном общаются, и это совсем не метафора.

— В клубную и концертную культуру Германии удалось окунуться?

— Более чем! И концерты, и всевозможные мастер-классы великих музыкантов там доступны, в том числе и по ценам. Если в Таллине билет на выступление великого мастера в зависимости от площадки в среднем обходится в 60 евро, то там потратишь максимум 15, а в Америке и того дешевле. Вот это и есть культура в массы!

— Чем же они зарабатывают?

— Американцы ездят в турне по Европе и Азии. Подобная тенденция сейчас появилась у европейских музыкантов: они стремятся добиться успеха в Америке, чтобы по возвращении на родину стоить дороже.

— Музыкальная экономика – отдельная тема для разговора.

— По иронии судьбы, я после школы подал документы именно на экономический факультет, но в итоге выбрал музыку. Оглядываясь назад, понимаю, что времени бы хватило получить два образования одновременно. Но не жалею, потому что мне повезло рано определиться с приоритетами.

— У тебя, наверное, и диск свой уже есть?

— Вот с дисками интересная история: сегодня настолько высок стандарт исполнительского искусства, что многие музыканты, слишком рано выпустившие свой первый диск, впоследствии часто жалеют об этом – уровень был так себе, но тебя оценивают по этому альбому. А рано расти музыкантам из постсоветских стран мешает система среднего образования с 11-12 классами школы, когда из-за обилия основных предметов некогда по-хорошему и инструментом заниматься. Мы вынуждены искать время на музыку, в то время как европейцы вовсю познают себя в ней. Потом приходится наверстывать, но какие-то возможности, наверное, теряются безвозвратно.

pal20-3

— Зато не у всех есть возможность еще в школе попробовать себя в ансамбле, в оркестре.

— Да, с этим мне и другим ученикам Нарвской музыкальной школы крупно повезло: Борис Петрович нам всем показал, как воплощать эмоции в музыке, как взаимодействовать в творческом коллективе, как познать чувство локтя и постичь основы инструментального мышления.

— У тебя есть свой постоянный коллектив?

— Да, вот только что на JazzKaar выступил со своим трио, мы играли мою музыку. А в Нарву приехал со своим другом Арой Яраляном, с которым давно играем и полностью со-впадаем энергетически. Такой гармонии очень сложно достичь, в этом сложность создания коллективов.

Встречаются отличные музыканты – великолепные техники, философы, артисты, но если между людьми нет магии, если они не мыслят одинаково, получается сухая игра, «для мозга». Это не мое, поэтому посредственному квинтету предпочту отличный дуэт и дружескую атмосферу. Такую, как на Narva Jazz.

Беседовала Анна Чистоделова

Narva Jazz-2016: восторг и вдохновениеЛегко и динамично, стильно и оригинально – вот, пожалуй, слова, которыми можно охарактеризовать постюбилейный, 21-й фестиваль Narva Jazz, состоявшийся 14 мая.

Бессменный ведущий и автор проекта Борис Паршин вновь удивил и порадовал своего преданного зрителя находками, хотя, казалось бы, что нового можно найти спустя два десятилетия ежегодных джазовых весен? Однако приятных сюрпризов и просто хорошей музыки в этот солнечный день было предостаточно.

По словам зрителей, по-особенному в этот раз звучали произведения в исполнении бигбэнда Narva. Причиной тому стали и талантливые музыканты его нынешнего состава, и мастерство руководителя. А сам мэтр отмечает нетривиальность дуэтов и разнообразие вокальных номеров и благодарит юных участников концерта и их родителей, гостей фестиваля и зрителей, а также гостеприимный концертный комплекс Geneva, который давно стал для Narva Jazz настоящим домом света, звука и творческого триумфа.

ВИДЕО