Menu

Александр Сутырин: «Есть много людей, которым хочется сказать спасибо!»

На прошлой неделе в ДК «Ругодив» состоялось награждение нарвитян за их вклад в развитие Нарвы в честь 100-летия Эстонской Республики. Среди награжденных заслуженно вышел на «юбилейную» сцену известный в Нарве и за ее пределами учитель математики Александр Васильевич Сутырин. В свое время, не менее заслуженно, он получил звание Почетного гражданина Нарвы. Его ученики прославляли и прославляют наш город на республиканских и международных олимпиадах. Именно он и стал очередным собеседником нашей рубрики «Нарвитяне». Мы встретились в его кабинете во время «свободного урока» в Нарвском языковом лицее, где он на данный момент преподает.

— Александр Васильевич, начнем с самого начала – где, когда, кто, что?

— Родился в городе Кингисеппе. Отец был военным. Мама была домохозяйкой. Когда я учился в пятом классе, воинскую часть отца, которая стояла в деревне Пятницкое, расформировали. Был выбор: или в Германию, или на Урал, но отец у меня сибиряк, и мы поехали на Урал, в поселок Углеуральск. Там мы прожили два года, а потом опять отца перевели, на этот раз под Москву, в город Луховицы, где я и окончил школу в 66-ом году. Так что побывал в нескольких школах. В последней школе нас учили заслуженные учителя и по математике, и по химии, которые и привили мне любовь к точным предметам. Именно перед поступлением в вуз у меня был выбор, но победила математика. Я решил поступать в Ленинградский Государственный университет. На тот момент мы уже собирались переезжать в Нарву, где уже устроились друзья отца после демобилизации. В 66-ом году отец демобилизовался, и мы приехали в Нарву, в которой я уже живу 52 года.

— Что после школы?

— Вместе с другом, который поступал в кораблестроительный институт, мы приехали в Ленинград, но его тетя, которая работала в ЛИАПе, убедила меня, в итоге поступать в педагогический институт имени Герцена, хотя мне, 16-ти летнему, туда не очень хотелось. Но я все-таки последовал ее совету. Сначала хотел учиться новой в то время профессии программиста. Сразу сдал необходимый экзамен по  математике, потому что школу закончил с золотой медалью, но когда приехал на зачисление, меня еще раз уговорили перейти в иностранную группу, где изучали математику и французский язык, хотя я учил в школе немецкий. После окончания должен был ехать на работу в Центрально — африканскую республику. Учился я не четыре года, а пять лет.

— Сейчас общаетесь на французском?

— Немного. У нас в лицее работает преподаватель французского языка, с которой я иногда пытаюсь разговаривать. Что-то вспоминается, но применять его в жизни, практически, не приходилось. То, что не применяется, то хорошо и быстро забывается.

— В какой момент Вы поняли, что математика для Вас определяющий по жизни предмет? 

— Мне конкретно никто ничего не советовал по поводу математики. У меня отец тоже обладал определёнными математическими способностями. Иногда даже мог поспорить с учителем по этому поводу, «пободаться за правду», но ему помешала раскрыться в этом направлении война, после которой он стал военным политработником. Я чувствую, что много взял от отца. Родители сыграли большую роль в становлении меня, как человека. А у меня в восьмом классе был случай, когда мне поставили за контрольную работу о математике не ту оценку, которую я планировал. Пошел доказывать учителю свою правоту и доказал. Так что математика мне всегда легко давалась, а благодаря ей, легко давались и физика, и химия. Даже изучение иностранного языка давалось легче за счет математики, в частности, при сдаче экзамена по эстонскому языку на гражданство.

— Закончили институт и…

— Как уже говорил, после окончания я должен был ехать в Африку, прошел все, что в то время надо было пройти, но, по определенным бюрократическим причинам, так и не удалось уехать. Если честно, у меня не было какого-то большого желания уезжать туда, как часто сейчас пишут по поводу времен СССР. Я доволен, что большую часть своей жизни прожил в Советском Союзе. Мне кажется, что нынешнее время намного хуже. В то время, люди, по крайней мере, чаще улыбались.

— С Африкой не получилось, тогда что?

— Первый год после института вместо Африки я работал в восьмилетней школе в Большом Куземкино на известной реке Луга. Мне там сразу дали с четвертого по восьмой класс и добавили физику. Так как я был там один, то сидел в школе до 10-11-ти часов вечера. Приводил в порядок свой кабинет физики, провел электрический звонок, сделал радио, на переменах у нас играла музыка. Даже был пионервожатым. Местная молодежь вечером собиралась на спортплощадке, и все ждали, когда я приду. Играли в волейбол, футбол. Интересное было время. Мои ученики приглашали меня сходить с ними на рыбалку. А потом меня забрали в армию.

— Где и в каких войсках служили?

— Служил под Мурманском в засекреченных войсках связи, после которых в течение пяти лет у меня была так называемая подписка о неразглашении, и я был невыездной, потому что занимался шифровальными машинами. Служба была интересной, полярные ночи, полярный день, жили на сопке, ходили за грибами, и никакой дедовщины. Я считаю, что каждый молодой человек должен обязательно пройти службу в армии, чтобы по-настоящему стать мужчиной.

— Куда подались после дембеля?

— После армии я вернулся в Нарву. У меня было два варианта работы: либо вечерняя школа, либо только что открывшаяся 11-я школа. Я выбрал 11-ю. В первые годы я больше помню не то, как я преподавал математику, а то, чем я занимался с детьми помимо учебы. Это различные мероприятия, соревнования, чего там только не было. Отработал в школе 10 лет. В 83-м году перешел в Нарвский техникум, где директором был Советников Сергей Александрович. Там преподавал уже более старшим ученикам, и что мне очень нравилось. Вот сейчас жду не дождусь, когда откроется городская гимназия. Другая атмосфера в этом возрасте на уроках: тишина, спокойствие, все размеренно. В итоге, я проработал в техникуме пять лет, два года учителем и три заместителем директора по учебной части. И вот за эти три года я понял, что все-таки это не мое. С детьми мне работается намного интереснее.

— Как дальше складывалась Ваша педагогическая история?

— После техникума я отработал еще 6 лет в 11-ой школе, но в конечном итоге перешел в 14-ю, где работаю с 94-го года по сей день. Все эти переходы дали мне большие плюсы, потому что, когда ты приходишь работать на новое место, для тебя это новый вызов, тебе надо утвердиться, взглянуть по-новому, придумать что-то свое.

— На определенном этапе в Нарве появилась Школа естественных и точных наук. Немного о ней. Насколько она популярна среди молодежи сегодня?

– Я уже шестой год в городе работаю в Школе естественных и точных наук.В предыдущие годы у нас всегда было больше двухсот учеников, в этом году поменьше, так как стало меньше групп. Раньше мы целенаправленно занимались подготовкой к экзаменам. Сейчас,чтобы соответствовать названию «Школа точных наук», мы занимаемся подготовкой к олимпиадам. По математике у нас этот процесс начинается уже с 3-го класса. В эти группы для младших учеников желающих очень много. Оказывается, есть еще чем и кем заниматься.

— В последнее время в школьных программах появилось много новых предметов. Какой из них, по Вашему мнению, более интересен и полезен?

— У нас в лицее есть сейчас такой предмет, как роботика. Это очень интересное направление. Возглавляет эту работу Валерия Назарова, которую в этом году признали «Лучшим учителем Нарвы». Наши ученики достойно представляли школу и на республиканском, и на международном уровне в этом новом направлении. А насчет других предметов…я считаю, что наши дети очень перегружены. Сидят в школе иногда с 8-ми до 4-х, а ведь еще дома их ждет немало учебной работы. Это ненормально. Я склонюсь к тому, что должно быть несколько основных предметов: русский язык, английский язык, эстонский, математика, физкультура, что-то еще, а другие предметы должны быть факультативными.

— Я знаю, что Вы всегда активны в плане спорта и физической культуры. Как сейчас обстоят дела с модным ныне здоровым образом жизни?

— В плане спорта у меня все начиналось не очень хорошо. В пятом-шестом классе я часто болел ангиной и, в итоге, доболелся до того, что у меня появились шумы в сердце. После окончания школы у меня по физкультуре был только «зачет». 50 метров пробежать не мог. В институте меня не брали по этой причине ни в какие секции, и мне остались только шашки и шахматы. Но нет худа без добра. Я играл в шашки за сборную Нарвы, был чемпионом города, играл за сборную института. Что касается движений, то, начиная с армии, разбегался, с удовольствием до сих пор играю в волейбол, бегаю на лыжах, на каток недавно ходили и по-семейному болею за «Ганзу» в футзале. Раньше всегда мечтал жить рядом с Ореховкой, и вот теперь моя мечта сбылась, есть прекрасная возможность для любых движений. Что касается спорта, то хотел сказать отдельное спасибо Спирину Адольфу Сергеевичу, благодаря которому я научился играть в волейбол, а также хирургу Коркачу Валерию Георгиевичу за две операции на коленях, благодаря которым по-прежнему в строю.

— Что пожелаете педагогам в преддверии новогодних и рождественских праздников?

— Педагогам хочу пожелать, чтобы работа приносила им удовольствие. Чтобы она не становилась просто ремеслом, чтобы было больше творчества, новых идей. Еще хотелось бы сказать спасибо директорам школ за то, что поверили в меня, тогда еще молодого. Спасибо Михаилу Дмитриевичу Михальченко, Сергею Александровичу Советникову, а потом уже Татьяне Эдуардовне Заруцких. Очень жаль, что некоторых из них уже нет с нами, но есть еще много людей, которым хочется сказать спасибо!

Беседовал Евгений Рогов
Narva linnaleht

ВИДЕО