Menu

ХОЖДЕНИЕ ВО ВЛАСТЬ

ХОЖДЕНИЕ ВО ВЛАСТЬ. 3 марта в Нарве состоялось грандиозное с политической точки зрения событие: практически весь кабинет министров Эстонии провел выездное заседание в Ида- Вирумаа.

3 марта в Нарве состоялось грандиозное с политической точки зрения событие: практически весь кабинет министров Эстонии провел выездное заседание в Ида- Вирумаа.

Зал Нарвского колледжа Тартуского университета, где состоялась заключительная пресс-конференция, был практически полностью занят представителями прессы и жителями города.

Основной доклад, который сделал премьер министр Эстонии Тави Рыйвас, был встречен аплодисментами. Трудно сказать, было ли это знаком того, что премьер министр дал исчерпывающие ответы на решение тех нелегких вопросов, которые сейчас стоят перед жителями нашего региона, или простой вежливостью, но, как сказал г-н Рыйвас, ему впервые аплодируют на пресс- конференции. Скорее всего, у кабинета министров сложилось впечатление, что решения, предложенные правительством жителями региона, поддерживаются и полностью отвечают на все жизненные вопросы.

У жителей же города, судя по откликам в прессе и частным беседам, осталось впечатление недосказанности и недопонимания. А что же в действительности нам стоит ждать после тех сокращений, которые затронули регион и оставили без кормильцев целые семьи?

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Поскольку сокращения и, как следствие, поднятие уровня безработицы, коснулись, в основном, людей в той или иной мере связанных с энергетикой, то одна из мер была направлена на оптимизацию производства именно в этой области. В частности, речь идет о снижении налога на загрязнение окружающей среды. И здесь интересны следующие аспекты: во первых, часть налога на загрязнение окружающей среды шла в бюджеты местного самоуправления, на территории которого располагались станции. Снижение налога, как следствие, могут привести к уменьшению поступлений в бюджет местного самоуправления. Министр Евгений Осиновский в ответ на это сказал, что Правительство приложит все усилия, чтобы поступления в местный бюджет не уменьшились.

Вопрос, каким образом и за счет каких других источников это будет сделано, остался нераскрытым. Второе опасение, связанное с решением о понижении ставки налога на загрязнение окружающей среды, на мой взгляд, состоит в том, что Правительство невольно дает «зеленую линию» развитию вредных производств в нашем регионе. Ида-Вирумаа после введения этой меры станет более выгодным районом, по сравнению с другими частями Эстонии, для развития вредного химического производства, а то, глядишь, и для складирования вредных отходов производства.

Если проанализировать профессиональный и образовательный ценз людей, оставшихся без рабочего места, то ответ Правительства на вопрос: какое именно развитие предусматривается для нашего региона, читается между строк вполне однозначно.

Нарва послевоенного периода — это один из крупнейших промышленных центров Эстонии. Градообразующее текстильное производство Кренгольмская мануфактура, закрытая несколько лет назад, практически в год своего 150-летнего юбилея была построена в нашем городе совсем неслучайно. Только талантливые экономические расчеты барона Кноппа позволили строить текстильное производство в таком отдалении от сырьевой базы. И причина очень простая: энергоёмкое производство было рентабельно из-за дешевой электроэнергии от Нарвских водопадов. Говорить о том, что сегодня наш регион имеет какие-то преимущества в цене на электроэнергию нет никаких оснований. Производя эту электроэнергию практически для всей Эстонии, мы и живем в более загрязненном, с экологической точки зрения, районе и имеем определенные проблемы со здоровьем. И платим за эту самую электроэнергию как все. Ну, а теперь еще и дополни- тельные дотации в бюджет получать вряд ли будем.

Мебельное производство, которым так же могла гордиться Нарва в советские времена, пришло в упадок в том числе из-за закрытия  российских рынков сбыта. Но без этого рынка развивать любое, даже совершенно новое производство, нерентабельно. Но об изменениях в отношениях с Россией речь на пресс-конференции, разумеется, не шла.

О каком развитии предпринимательской среды стоит вопрос? Кто тот таинственный работодатель, который придет со своей талантливой бизнес-идеей, в каком направлении будет развиваться регион, давая «зеленую линию» предпринимательству, для которого снижение ставки налога на загрязнение окружающей среды является решающим фактором для открытия бизнеса? Не забываем ли мы о тех инвестициях, в том числе и по Европейским программам, которые шли на развитие туризма?

Но о том, что именно необходимо развивать и в каком направлении двигаться речи не шло. Во всяком случае, на пресс-конференции эти ключевые направления озвучены не были. Красной нитью шел вопрос о проблемах именно в сланцевой энергетике. Кабинет министров связывает это с экономическим кризисом и с падением цен на нефть. Осталось стойкое убеждение, что проблема возникла совершенно внезапно и просчитать ее было практически невозможно. Да, действительно предугадать те тенденции , которые сегодня прослеживаются в мировой экономике, достаточно сложно.

Но, уверена, что для специалистов, а уж Правительство ими является вне всякого сомнения, не является секретом, что при той интенсивности, как в Эстонии добывали сланец всего несколько лет назад, наших эстонских запасов хватило бы максимум на 25 лет. А это значит, запасы эстонского сланца закончились бы еще на нашем веку. И какие превентивные меры Правительство готовилось принять при этом, не столь экстремальном, а вполне плановом течении экономики? Покупать сланец в соседних областях России? Да, в России запасы сланца есть. Но вот политические вопросы остаются нерешенными.

Оптимистично, конечно, прозвучало решение финансовой поддержки работодателя, предоставляющего безработному новое рабочее место. При этом Правительство даже берет на себя обязательства обучить нового работника за свой счет по заказу работодателя.

МЫ ВСЕ УЧИЛИСЬ ПОНЕМНОГУ ЧЕМУ-НИБУДЬ И КАК – НИБУДЬ

Ну давайте посмотрим реально, а не через щель своих амбиций. Какие новые производства в новых промышленных парках, поддержка которым так же прозвучала от министров, могут быть сейчас открыты?

В одном из промышленных парков некая российская фирма наладила производство красок. Не хочу никого обидеть, но есть мнение, что производство это как находилось, так и находится в основном объеме в России, а эстонское представительство выполняет лишь одну функцию — получения европейских сертификатов качества.

Есть еще одна «Нокия», которую в последнее время все активнее продвигается в высоких кабинетах. Это использование альтернативных видов топлива. И это не что иное, как дрова. Пиломатериалы, лесозаготовки, — как кому удобнее будет. Есть даже исследования, что вырубка леса в объеме 10 % пойдет только на пользу нашим лесам.

Ну и что в «сухом остатке»? Вырубка леса для использования его в качестве топлива на станциях, льготные условия для вредного производства? Непрозрачная, а, соответственно, провоцирующая на злоупотребления, система дотаций на рабочую силу и, как следствие, усиление криминальной обстановки. Да, еще обращение в Европейский фонд адаптации к глобализации на получение дотаций. Но Эстония не обращалась в этот фонд еще и потому, что для получения поддержки необходима достаточно крупная сумма самофинансирования. Да и сроки возможных выплат достаточно большие: к тому времени, как финансирование может быть получено вопрос может быть решен сам собой.

Как в притче о Хадже На среддине, который поспорил, что через 50 лет обучит ишака человеческому языку. А на сомненья ответил вполне философски: «К тому времени либо ишак помрет, либо падишах».

Ну, в общем, нарвитяне аплодируют кабинету министров стоя! А может быть, себя этими рукоплесканиями подбадривают. Ведь если сами себе не поможем, сверху ждать помощи тщетно.

Елена Вальме
foto. Narva College of University of Tartu
 

ВИДЕО