Menu

ИВАН СЕРГЕЕВ: «НАРВЕ НУЖНЫ АКТИВНЫЕ ЛЮДИ»

ИВАН СЕРГЕЕВ: «НАРВЕ НУЖНЫ АКТИВНЫЕ ЛЮДИ». Каждый из нас мечтает жить в красивом городе с развитой инфраструктурой, современным жильем, низким уровнем безработицы и яркой культурной составляющей. Если добавить к этому списку богатую многовековую историю, мы получим… Нарву будущего. Которое, по мнению главного архитектора города Ивана Сергеева, вполне достижимо, если ставить конкретные цели.

Каждый из нас мечтает жить в красивом городе с развитой инфраструктурой, современным жильем, низким уровнем безработицы и яркой культурной составляющей. Если добавить к этому списку богатую многовековую историю, мы получим… Нарву будущего. Которое, по мнению главного архитектора города Ивана Сергеева, вполне достижимо, если ставить конкретные цели.ivanov18

— Иван, добрый день. Как вам работается в новой должности?

— Плотно. Видите папки на моем столе? Вот здесь, справа, задачи глобальные: проекты реконструкции нарвского железнодорожного и автобусного вокзалов, создания сети велодорожек, предложение по строительству новой городской бани. Плюс государственные гимназии, кольцо, планировки старого города и пара предложений по строительству достаточно уникальных для Нарвы квартирных домов.
А слева – целая кипа оригинальных частных проектов, рассмотрение которых – моя стандартная, ежедневная обязанность. Первые можно назвать стратегическими, а вторые – тактическими.

— У меня вопросы сразу по всем пунктам. Давайте с последнего начнем: согласование частных проектов – это формальность или нет?

— Конечно, нет. Если застройщик приступает к возведению дома или к полной перепланировке квартиры, мы должны удостовериться, что будут соблюдены все нормы закона. При этом важно думать не только о том, что «прописано в книге», но и задавать себе вопрос: «А хорошо ли то, что получается?» Ведь и архитектура, и пространственная среда со-стоят из многих переменных: здесь и творчество, и математика, и буква закона.

— А как вы оказались в центре этого сплава?

— Уже в старших классах я знал, что хочу заниматься городским планированием, участвовать в развитии родного города. Закончил Пяхклимяэскую гимназию, а чуть раньше и школу художественную. «Гуманитарная» предрасположенность, однако, не помешала мне набрать на выпускных госэкзаменах 99 баллов по математике, и, серьезно подготовившись, поступить в Академию искусств в Таллинне. Это было практически единственное место, где было можно получить нужную мне специальность.

— Сложно было на вступительных?

— Конкурс был довольно большой: около 10 человек на место. Но на тот же графический дизайн, мегапопулярный в тот момент, проходил один из 30 соискателей, так что нам казалось, что мы легко отделались (смеется). Я прошел, хотя многие меня отговаривали, мол, туда неэстонцу поступить практически нереально, а учиться – тем более. Хорошо, что я никого не послушал. Нельзя жить чужими страхами.

— Эстонский язык хорошо знали на тот момент?

— Да. Однокурсники, конечно, понимали, что я не чистокровный эстонец, но отмечали, что акцента почти нет. Мне языки всегда хорошо давались, с английским тоже не было проблем.

— Правда ли, что вашей специальностью стал ландшафтный дизайн?

— Нет, но он был одной из дисциплин в программе обучения. Профессия же архитектора предполагает в основном, проектирование зданий и пространственное развитие территорий. Этому я и учился сначала в Эстонии, а потом и в Штатах, где мне посчастливилось пройти очень неплохую практику. Вот где знание английского пригодилось в полной мере!

— Как туда попали?

— Этому предшествовала серия поездок в европейские страны. В процессе обучения в академии я съездил по стипендии Erasmus в Англию; до того успел на летних каникулах поработать в архитектурном бюро в Голландии, а вернувшись оттуда, впечатленный и вдохновленный, написал свою первую серьезную статью в эстонский архитектурный журнал Maja. В 2009 году получил стипендию Фулбрайта, позволяю в течение 1 года бесплатно учиться на степени магистра в США. И в 2010-м полетел за океан.

— В Нью-Йорк, надо полагать?

— Конечно, как все, рвался именно туда, но мой университет оказался в Вирджинии, в 10 часах езды от Нью-Йорка. Там я проучился два года, собрав, для того, чтобы остаться на второй год и получить диплом, кучу разных стипендий. Одновременно весь второй год работал ассистентом преподавателей на двух разных курсах, за что также получал стипендию. После защиты диплома у меня наконец-таки возникла возможность перебраться в Нью-Йорк, поскольку мне предложили работу в одной из самых знаменитых архитектурных бюро мира, ОМА (Office for Metropolitan Architecture), где со мной бок о бок трудились выпускники Гарварда и Колумбии. Там я пробыл почти год.

— А не было соблазна самому штурмовать Гарвард?

— Конечно был, но в моем случае, Гарвардом стала работа именно в ОМА. Мне довелось поучаствовать в очень масштабных проектах и вообще получить неоценимый профессиональный опыт, который применим глобально, в том числе и там, откуда я родом.

— С чего начнете? Вы упомянули строительство новых квартирных домов и, честно говоря, удивили. По последним данным, квадратных метров на душу населения в Нарве хватает.

— Жилья в городе действительно достаточно; многие квартиры стоят пустые, собственники пытаются их сдавать внаем. Это если говорить о количестве, а вот что касается качества – последние серийные дома построены в начале 90-х, а это более 20 лет назад. Остальные и того раньше. С тех пор понятия комфорта изменились коренным образом, и мы должны хотя бы предложить свежие варианты решения квартирного во-проса. Люди достойны сами выбиать, в каких условиях им жить, имея возможность за определенную доплату получить квалитетное жилье с большой кухней и необходимым количеством санузлов. При этом более доступная недвижимость на вторичном рынке никуда не денется.

— Судя по всему, вы полностью в материале. Как удалось так быстро освоиться на новом месте?

— Хорошая команда. Кроме архитекторов, в моем отделе есть специалист по планировкам, по охране окружающей среды, памятников. И другие департаменты всегда готовы помочь.

— О памятниках: насколько часто приходится иметь дело с объектами, представляющими культурную ценность?

— Весьма часто. К памятникам старины относится больше объектов, чем мы с вами могли предположить. Речь не о древностях вроде замка; есть целые районы, представляющие особенную ценность. Например, район Пяхклимяэ попадает в область miljöö, так как если посмотреть на карту, то станет видна четкая логика планирования, и вместе этот район представляет непростой архитектурный ансамбль, целостность которого нарушать нельзя. С уровня улицы простому прохожему или же жителю это может быть и незаметно, но все же это так. Мы привыкли думать, что ценность измеряется возрастом, но это не всегда так.

— Ваш пример – вырос в Нарве, уехал учиться, получил степень и практику и вернулся применять навыки на благо родного города – скорее редкость в наши дни, чем правило. Как преломить ситуацию?

— Я могу только посоветовать молодым людям задать себе вопрос: «Чего мне не хватает на родине?» и задуматься о том, как инвестировать свои силы и знания именно в решение вытекающих из этого во-проса проблем, вызовов, неиспользованных возможностей. Обязательно надо путешествовать и получать опыт за границей, но навсегда уезжать далеко не обязательно: если вы любите Нарву, то можете проявить здесь себя в любой области – были бы желание и смелость. Наш город красивый и в пределах страны – большой, ему нужны активные люди, открытые новому, готовые это новое создавать. Вместе мы сделаем город современным, перспективным и привлекательным, я уверен.

Беседовала
Анна Чистоделова

Фото: частный архив

ВИДЕО