Menu

МИХАИЛ ТИНТ: «СКАУТСКИЙ ПУТЬ»

МИХАИЛ ТИНТ: «СКАУТСКИЙ ПУТЬ». Вырастить ребёнка выносливым, рассудительным, развитым физически и интеллектуально, умеющим принимать решения и отвечать за них, способным на добрые поступки – не только мечта каждого родителя, но и принципы скаутского движения. Наш сегодняшний гость, руководитель клуба скаута «Чайка», учитель Нарвского КЮМа Михаил Тинт.

Вырастить ребёнка выносливым, рассудительным, развитым физически и интеллектуально, умеющим принимать решения и отвечать за них, способным на добрые поступки – не только мечта каждого родителя, но и принципы скаутского движения. Наш сегодняшний гость, руководитель клуба скаута «Чайка», учитель Нарвского КЮМа Михаил Тинт.

tint3

— Михаил, добрый день. Как человек, чья общественная вовлеченность закончилась с падением советской идеологии, интересуюсь: что такое скаутинг?

— Если коротко – приключенческое образование молодёжи.

— Чем занимаются ребята – скауты?

— Они вместе отмечают праздники, совершают походы — паломничества, плавают, стреляют из лука и пневматики, фехтуют, ходят под парусом, ходят на вёслах, занимаются верёвочными переправами и скалолазанием, живут летом в палаточных лагерях, каждый месяц ходят в походы, занимаются спортивным и военным ориентированием, изучают Семафор и МСС, вяжут узлы, осваивают технику выживания в автономных условиях, носят форму, участвуют в государственных и муниципальных праздниках. Сами готовят и сами обучают друг друга и других. Не пищат и помнят добро. Изучают историю и психологию. Увлечены краеведением.

— Повеяло воспоминаниями об игре «Зарница».

— Такие игры – лишь один из немногих элементов жизни скаутов. Конечно, мы организуем подобные мероприятия, а вообще являемся частью глобальной молодёжной организации, которая насчитывает 28 000 000 участников из 140 стран мира. Россия и Эстония тоже в неё входят. Выезжаем с ребятами в скаутские лагеря – и в пределах страны, и за рубеж (Латвия, Литва, Россия, Швеция).

— А по части скаутинга вы первопроходец в Нарве?

— Нет, до меня это делали многие. Начало было положено в 1912 году в Нарвской мужской гимназии. В начале 90 годов из 14 — й школы ребята даже ездили в Данию на Джамбори и в 10-й тоже работала группа скаутов. Мой путь скаутского руководителя начался с 10 школы (Паю).

— Кто может стать скаутом?

— Любой ребёнок, которому исполнилось 6 лет. Скаутское движение предполагает возрастную иерархию: младшие становятся «бобрятами», с 8 лет «волчатами или белочками», затем их переводят в скауты (11 – 15 лет) и наконец – в возрасте 16 лет – в рейнджеры. Разные группы – разные направления деятельности и испытания. Скаут, например, может получить задание провести ночь в лесу, или сутки молчать, или самому в течение суток решать, в том же лесу, вопрос питания, добывая дары природы.

— Школа выживания какая-то! Не слишком ли жестко? И, главное, в чем смысл?

— Смысла в деятельности таких структур, как наша, как раз очень много. Мы не только тренируем волю, но и позволяем применять по-лученные навыки на практике. Кроме спортивной подготовки по плаванию, стрельбе – скауты Нарвы и Нарва – Йыэсуу играют в волейбол, хоккей с мячом, шахматы, умеют вязать морские узлы – ребята своими руками строят лагеря, стреляют из лука, фехтуют. Важно и скаутское дело, так в 90-е годы скауты Нарвы и Нарва – Нарва — Йыэсуу приводили в порядок захоронения армии генерала Юденича.
Скаутским делом можно было бы назвать и то, что периодически помогаем воспитанникам детдомов, а еще у нас был проект «Ёжики» (1999 – 2003), в рамках которого мы занимались с «колючими» детьми, которые по каким-то причинам не могут найти общий язык со сверстниками или педагогами. И тех, и других вовлекали в свой проект «Проведи лето с пользой» (2000 год), да и много других идей постоянно генерируем.

— Какая разница есть в воспитании скаута и ровера? Что могут делать в скаутинге ребята старшего подросткового возраста?

— В скаутинге существует прекрасно разработанная система возрастного подхода. Так только что пришедший в скаутинг ребенок в 6 лет становится бобренком, в 8 — волчонком или белочкой, а в 11 он уже готов к тому чтобы дать скаутское обещание и полностью принять скаутинг как образ жизни. Но у каждого скаута наступает переломный момент, когда он решает, кем ему быть дальше? Стать инструктором, ровером или вообще уйти из скаутинга по каким-то причинам.
Есть несколько вариантов его дальнейшей скаутской жизни. Самым престижным является начало дальнейшего роста по скаутской лестнице, прохождение специальных курсов, получения звания младший инструктор, затем старший инструктор и скаутмастер. Все это трудный, но и интересный путь, который избирают немногие скауты, которые набирают себе новые патрули, отряды и занимаются развитием скаутинга. Они проводят занятия для волчат, для младших скаутов и тем самым расширяют организацию.
В другом случае скаут может просто уйти из организации в связи со сложной учебой, отнимающей все свободное время, или личной жизнью — жены, мужья, дети и т.п. Возможно его жизненные интересы и наклонности просто изменились в связи с какими-то факторами и его жизненная позиция стала просто не совместима со скаутским званием и ношением галстука. Тогда он уходит безвозвратно, но всё равно храня в сердце ту светлую память, о годах проведенных вместе с друзьями скаутами в совместных лагерях и походах, беседах у вечернего костра.

— А что это за движение такое — роверское и откуда оно пошло?

— Начало роверскому движению было положено в 20-х годах 20 века, когда появились первые скауты, же-лающие оставаться членами организации, но переросшие скаутский возраст (до 16 лет), и не склонные к обучению младших скаутов. Так появляется новая ветвь движения со своими проблемами и вопросами. Осознавая это основатель нашего движения лорд Баден-Пауэлл написал замечательную книгу для роверов — «Rovering to success» (Роверинг к успеху), которая стала хорошим пособием для роверов всего мира.
С тех пор она, как и «Скаутинг для мальчиков», переиздавалась множество раз.По всему миру роверы объединяются в круги без определенного количества человек по подобию скаутских патрулей. Но есть существенное отличие — в роверском кругу нет и не может быть лидера, они все на равных условиях. Роверский круг так же может иметь название и свой галстук. Обычно роверы, в отличии от скаутов, пользующихся зажимами, завязывают свой галстук за самые кончики на роверский (квадратный) узел на уровне груди. Еще одним отличительным роверским знаком яв-ляются красные шлейки на погонах или скальп (кисточка) на основании погончика определенного цвета.

Как правило, роверский круг при-креплен к конкретному скаутскому отряду и существует в его рамках, но действует по своей программе. В скаутском доме или в штаб-квартире роверы обязательно имеют отдельную комнату, даже с отдельным входом через улицу, куда скаутам вход воспрещен. Дело в том, что встречи роверов проходят не так регулярно и совершенно вольно. Они могут встречаться и в кафе, и в пабе, и в ночном клубе, одним словом, там где им будет удобно.

Роверский круг живет проектами, т.е. ребята ставят себе определенную цель и поэтапно к ней идут. Для достижения цели они занимаются поиском различных средств, ресурсов, спонсоров, возможно государственного или частного гранда. После этого выполняется сам проект и составляется отчет. Одновременно может осуществляться сразу несколько проектов, но все они готовятся и проводятся интенсивно без ущерба один другому.

Проектами могут быть и отдельный роверский лагерь, и прохождение заданного маршрута до какого-то исторического места, и дружеская поездка к иностранным скаутам или роверам, и восхождение на какую-то вершину, и сплав по реке, и помощь своему отряду, а так же участие во всемирном роверском Муте (как джэмбори у скаутов).

Роверы так же ездят в скаутские лагеря, тогда они организуют себе отдельный подлагерь на достаточно большом удалении (до километра) от основной поляны, чтобы не тревожить скаутов во время ночных посиделок. В лагере роверы берут на себя большую часть работы по организации и обеспечению проведения лагеря.

Они работают на различных активитетах и в штабе, помогают инструкторам и скаутмастерам. Обычно на их сильные плечи ложиться и вся самая грязная и тяжелая работа — переноска (погрузка, разгрузка) снаряжения организации, установка флагштоков, чистка туалетов, сооружение больших лагерных патентов и т.п. В молодёжной работе ребят этого возраста называют волонтёры. Но встаёт вопрос, где их взять, этих волонтёров?

— Вы упомянули легендарный нарвский КЮМ. А как эта школа, корни которой уходят в советскую пионерскую эпоху, может быть связана с буржуазными скаутами?

— Если мы поднимем историю, то узнаем, что КЮМ был организован Николаем Александровичем Калядиным в 1957 году. А ещё в 1930 годы Николай Калядин занимался Нарвскими морскими скаутами. Запрещённой в СССР организацией скаутинг стал в 1940-м. Но если полистать «Книгу вожатых» и пропустить страницу с портретом Ленина, мы прочтём точное описание скаутского метода.

— Как вы появились в КЮМе?

— Мы были первыми жильцами в Нарвском молодёжном Центре, но осенью 2004 года настало время ремонта НМЦ и нам пришлось искать новую пристань. Пришло хорошее предложение от руководства КЮМа (и.о.д. Виталий Ильин), стать частью этой школы по интересам. Как в дальнейшем оказалось, что основатель Нарвского КЮМа Александр Николаевич Калядин – руководитель скаутской группы в довоенной Нарве.

Общался Александр Николаевич с группой «Витязей» в 1930 годы, по-том служил на флоте. У КЮМа большая история с 1957 года. Так мы и стали Нарвскими морскими скаутами. 10 — «наш десантный батальон», теперь уже и ребята наверное, не совсем чётко знают, кто они скауты, КЮМовцы или скауты из КЮМа. Многому мы научились в КЮМе. 12 лет вольницы (1992 – 2004) и кочёвок по подвалам, рекриациям школ закончились. Вот уже 11 лет пишем планы, планируем скаутскую летнюю практику, чётко собираем месячный взнос. Плотно сотрудничаем с Нарвской Епархией РПЦ. Входим в Эстонское Скаутское Общество, организацию «Молодые орлы», союз ориентировщиков Эстонии. В этом году, в мае 2015 года мы отмечаем своё 11 – летие в КЮМе. Сейчас со мной в КЮМе работает скаут – инструктор, младший педагог Денис Бочаров. Денис в 13 лет пришёл в скаутский отряд. Потом ушёл на 14 лет и вернулся взрослым человеком и неутомимым тружеником на скаутской ниве.

tint1

— Откуда к вам приходят ребята, где берете кадры?

— Многие приходят благодаря так называемому сарафанному радио, и уже есть преемственность: часть сегодняшних скаутов – родственники или дети друзей бывших воспитанников. Я, конечно, периодически хожу по школам, приглашая учащихся в скаутское дело. Кому интересно – сам нас находит. Скаутская программа в КЮМе рассчитана на 6 лет, но некоторые ходят и по 8 лет. Вообще, наиболее активны ребята с 9 до 16 лет – затем ребята или сами становятся инструкторами, или переносят свои увлечения во взрослую жизнь. Как говорят психологи «Молодёжи все равно, чем заниматься – воровать яблоки в саду или охранять этот сад. И то и другое интересно». Эти дети могут быть полезны Эстонии прямо сейчас – так дайте маяк, ориентир, дайте конкретные задания, и нас в хорошем смысле не остановишь.

— Вы очень увлеченный человек. Что так повлияло на это – семья, образование?

— Наверное, все вместе. Мой де-душка, был младшим скаутом. Я случайно узнал об этом лишь в 1997 году. Он родился в Нарве, и был в фабричном скаутском отряде в конце 30 годов.Будучи в комсомоле, мы вместе с другом Сашей Клинком взяли шефство над ветераном войны (тог-да многие из них еще были живы) Иваном Тумановым (участником двух войн) и его женой Антониной Тумановой. 3 года каждую пятницу убирали их квартиру, а потом пили с ними чай и слушали рассказы. Дядя Ваня, был контужен на войне и большую часть времени лежал. По-том мы ушли в армию.

— В армии служили?

— Да, был связистом в Белорусском военном округе, а когда вернулся домой, почувствовал необходимость передать молодым ребятам этот опыт как некий бонус от педагога, который сам прошел через все, чему учат мужчин в армии. В школьные годы на УПК я получил профессию «старший школьный пионервожатый».

— Надо же, уже тогда выбрали свой путь!

— Нет, я хотел, как и все мальчики, пойти учиться на автослесаря, но все места были заняты. И тогда – да, выбрал свой путь (смеётся). Зато после школы пришлось поработать именно автослесарем – в боксе легкового такси в Нарвском АТП. За год из ученика дошёл до автослесаря 2 разряда. Учился я в Нарвской Высшей Школе по профессии школьный практический психолог, а после в НКТУ по профессии социальный педагог.

— А где работали после Высшей школы?

— Сначала преподавал валеологию – это наука о здоровье – в Солдинской гимназии, потом работал психологом в своей родной, 9-й. С 1992 года я постоянно веду кружки в Нарве и Нарва – Йыэсуу.

— Вернемся к скаутам. Какие трудности или опасности вам встречались на скаутском пути?

— А, насчёт возможных нападений на лагерь – случалось с нами такое и в наших лесах, и в южной Эстонии, но полиция всегда помогала. Доверие государства очень важно, хотя никакой специальной договоренности у нас нет. Город Нарва так же всегда помогал и помогает нам. И это, я уверен, правильно: ведь все вместе мы делаем жизнь вкуснее, интереснее и осмысленнее.

Беседовала Анна Чистоделова

ВИДЕО