Menu

НАТАЛИ ВИННИЦКАЯ: «БЫТЬ ПРОСТО МУЗЫКАНТОМ — НЕДОСТАТОЧНО»

НАТАЛИ ВИННИЦКАЯ: «БЫТЬ ПРОСТО МУЗЫКАНТОМ — НЕДОСТАТОЧНО». Когда-то она была лучшей скрипачкой, гордостью Нарвской музыкальной школы (НМШ), сегодня у нее свой оркестр. Казалось бы, все просто, но путь творческой реализации нарвитянки Натали Винницкой, в замужестве Кечек, оказался витиеватым и поистине захватывающим. О том, как не упустить свой шанс, как устоять перед трудностями и решиться исполнить свою мечту, Натали рассказала в интервью газете «Нарва».

Когда-то она была лучшей скрипачкой, гордостью Нарвской музыкальной школы (НМШ), сегодня у нее свой оркестр. Казалось бы, все просто, но путь творческой реализации нарвитянки Натали Винницкой, в замужестве Кечек, оказался витиеватым и поистине захватывающим. О том, как не упустить свой шанс, как устоять перед трудностями и решиться исполнить свою мечту, Натали рассказала в интервью газете «Нарва».

natali52— Наталья, недавно вы отыграли великолепный концерт в нарвском «Ругодиве» — публика была в восторге, исполнители, по-моему, тоже, а я тихо гордилась тем, что знаю тебя – руководителя оркестра! — со времен учебы в музыкальной школе.

— Моя первая учительница по скрипке, Светлана Владимировна Воронова, тоже сидела в зале, и я хочу воспользоваться случаем и поблагодарить ее за то, что привила мне любовь к скрипке, дала необходимые на всю жизнь базовые навыки. Половина музыкантов моего оркестра – ее ученики, их дети или внуки. Низкий ей поклон за титанический труд, который мы смогли оценить спустя 20 лет, когда сами начали преподавать.

— Эти самые 20 лет мы с тобой и не виделись. Расскажи, чем занималась все это время.

— Закончив Нарвскую музыкальную школу, я отучилась в таллиннском училище имени Георга Отса, поступила в консерваторию, а затем, когда мой преподаватель стремительно уехал работать в Финляндию, я, не сдерживаемая тогда ничем, рванула в консерваторию в Питер, где проучилась год, после чего в моей жизни появилась Москва.

А туда какими судьбами занесло? Обычно люди в одной консерватории по несколько лет сидят, знания и опыт приобретают…

— А это разве не опыт? Еще какой! Дело было так: жить в Питере оказалось дороговато, работы мало, и я приуныла, а тут подруга детства звонит из Москвы и плачется: открыла сеть ковровых магазинов, средства есть, а друзей нет, скучаю, приезжай. Учись где хочешь, оформлю тебя администратором в магазин, сможешь оплатить любой курс. Мне 20 лет, какие сомненья? — села в поезд и оказалась в столице. Поступила в Гнесинку, сняла комнату на улице Правды и начала искать работу по специальности. Хотелось играть, а не ковры продавать! Московские однокурсники смеялись – чтобы здесь попасть в оркестр, нужно иметь связи. Но дали список из 27 телефонов известных дирижеров, и первым номером там значился Алексей Николаевич Хургин – дирижер камерного оркестра «Кантос Фирмос» при Московской филармонии. В общем, я позвонила, и он сразу пригласил меня на репетицию.

— Вот так просто?

— Да, чудеса случаются: когда он услышал, что я из Таллинна, то настороженно поинтересовался, знаю ли я пианиста Рейна Раннапа. Я ответила, что да: его мама Иннес Раннап преподавала у меня. Оказалось, что Хургин с Рейном жили в одной комнате в общежитии, когда еще сами учились в Московской консерватории. Причем соседом Раннапа никто быть не хотел – тот ни слова не говорил по-русски, владел только эстонским и немецким. А Хургин один из всех владел немецким в совершенстве. Почему-то мои признания всколыхнули в нем ностальгию по студенческим временам, и он пригласил меня на репетицию: «Приезжайте прямо завтра». А потом начал диктовать мне адрес, затем объяснять, как проехать, и наконец я, плохо ориентирующаяся в Москве, поняла, что камерный зал находится буквально на соседней улице! Мне даже ездить не надо было: я ходила на репетиции пешком, и это тоже было чудом – подарки судьбы случаются, надо только уметь их распознать, ну и немного помочь космосу – купив лотерейный билет или, как я, решившись сделать звонок.natali-52-2

— А как в оркестре тебя приняли? Ведь известно, что часто творческие коллективы напоминают террариум…

— Алексей Николаевич сразу предупредил: это динозавры, и чтобы они тебя, такую юную и наивную, не сожрали, я тебя посажу за последний пульт и постепенно буду двигать поближе. Согласна? Я была готова на все, и села в уголок, однако поначалу все равно слышала за спиной шушуканья – ты не знаешь, чья это протеже? Было смешно, а Хургин тем временем выполнял свое обещание, и через 2-3 месяца я уже сидела за концертмейстерским пультом вторых скрипок – в пределах большого оркестра это очень круто. И, конечно, прошла потрясающую школу настоящей оркестровой жизни. Мы играли в знаменитом зале Чайковского, и я ощущала, что свершилось все, о чем мечтала. Репетировать месяцами, как это принято у нас в Эстонии, здесь просто не было времени: одна-две репетиции — и сразу концерт. Заказы ведь все разные, мы играли не только классику, но и эстрадную музыку, выступали и с Сенчиной, и с Толкуновой, и с Газмановым, Пугачевой и Киркоровым, с Басковым и многими другими известными артистами.

— Наверное, и зарабатывали неплохо!

— Не то слово: за один концерт я могла получить больше, чем моя мама за месяц. Но уже через год такой жизни почувствовала, что выжата как лимон, и решила возвращаться в Эстонию.

— Зная тебя, предположу, что это было не бегство – скорее всего, оттуда поступило заманчивое предложение…

— Именно так. Это была середина 90-х, в Эстонии появилась программа поддержки молодых педагогов эстонского языка. А я еще во время обучения в училище им. Отса за 2 года выучила язык в совершенстве. Увлеклась эстонским до такой степени, что, приезжая на выходные к маме, говорила по-русски с акцентом, и до сих пор мне легче писать и говорить именно на нем. И этот багаж помог мне продержаться десять последующих лет – в Нарве я преподавала эстонский на курсах, готовила людей к сдаче языка на разные категории, включая гражданство, и еще работала в эстонско-американском колледже. Мне предлагали квартиру, но тогда я должна была бы отработать здесь не менее 5 лет. А я понимала, что сорвусь, как только забрезжит что-то более интересное. Что и случилось – меня пригласили в Таллинн на собеседование: круизная компания «Ист Лайн» предложила поработать организатором шоу-программ на корабле «Регина Балтика».

— И ты поплыла?

— Конечно, тем более что у меня появилась возможность снова играть на скрипке в рамках шоу-программ. И продолжалось это до самого моего замужества.

— Вот об этом точно поподробнее. Где познакомились, кто он и была ли романтическая история?

— Мужа зовут Андраник Кечек, он из Армении. Министерство культуры и образования Эстонии пригласило его открыть и возглавить кафедру импровизации и композиции в училище им. Отса, где он проработал 15 лет, а сейчас преподает в Эстонской академии музыки и театра. Известные в Нарве музыканты Всеволод Поздеев, Владимир Высоцкий и Олег Писаренко – его ученики. Познакомились мы очень смешно. Поняв, что в съемной квартире почти не живу, ночуя на корабле, зато регулярно плачу за нее немалую сумму, я переехала в общежитие консерватории. Комната моя оказалась на первом этаже, как раз напротив телефонного автомата – тогда такие карточные еще были. И вот этот молодой человек каждое утро громко разговаривал с родственниками по-армянски, нарушая мой покой и сон – после ночной смены так хотелось спать!.. Я рисовала себе картины, как выхожу к нему разбираться со сковородкой наперевес, и попросила подруг – Юлю и Лилю Семеновых, тоже выпускниц НМШ и великолепных пианисток, – познакомить меня с этим человеком. Встретились, разговорились.

— О музыке?

— Конечно. Я, говорит, композитор, музыкант. Спрашиваю: а послушать можно? Он: конечно, я принесу. И представляешь — принес старый магнитофон кассетный, включил композицию «Абрикосовое дерево». Я слушала и понимала: это мой человек.

— И как развивались отношения?

— У меня как раз заболел пианист, и я предложила Андранику выступить вместо него. Мы начали репетировать, выступать вместе, у нас сложился музыкальный дуэт. А потом как-то спросила между делом: «Ухаживаешь, да? Может, и женишься?», а он: «Женюсь!».

— Романтично!

— Да, и еще были всякие преграды — чтобы жениться, надо было прописку в Таллинне иметь постоянную, а у обоих – временная, шел 1998-й год. Брак мы оформили в Нарве. Сына, которому сейчас 15 лет, назвали в честь прадеда мужа — Амбарцум, что означает «вознесение Христа». Прадед был одним из основателей русской и немецкой хирургии, изобрел и первым использовал «синюю лампу». В Ереване существует фонд молодых хирургов его имени, а кафедра хирургии в мединституте названа в его честь. Мужа моего назвали в честь дедушки: Андраник Шагинян был министром культуры Армении в течение 25 лет, а потом передал этот пост моему будущему свекру, который до этого был ректором ереванской консерватории. Отец мужа и сегодня остается профессором Ереванской консерватории, недавно президент Армении вручил ему очередную премию.

— Ничего себе древо. Есть, оказывается, надежда выйти замуж за принца…

— Когда Андроник мне все это рассказывал, у меня были сомнения в правдивости информации, честное слово. Все мы знаем, как красноречивы восточные люди, охмурить девушку – святое дело, в ход идут почти любые небылицы. Ничего, думала я, доеду до Армении – проверю. Когда первенцу исполнился год, мы полетели в Ереван, где я своими глазами увидела и профессорский кабинет, и гигантскую домашнюю библиотеку, и старинный рояль, и театр оперы и балета из окна квартиры родителей моего мужа.

— Но ведь и у тебя корни, которыми можно гордиться?

— Да, дедушка – папин отец — был режиссером в русском драмтеатре в Рязани. В 60-70 годы он работал в Одесской филармонии. А потом театр перебросили в Нарву, где он познакомился с моей бабушкой, которая основала при Кренгольме библиотеку имени Амалии Крейсберг и проработала в ней 46 лет. Так что бедной родственницей я себя в семье мужа не чувствовала.

— Сегодня у тебя свой оркестр. Это же невероятно сложно — создать и поддерживать творческий коллектив. Откуда такие организаторские навыки?

— Сегодня мало быть просто музыкантом или гениальным музыкантом – нужно уметь себя продавать. Тебя никто не позовет ни в какой проект, не будет уговаривать выступить и не соберет для тебя полный зал – ты сам должен делать серьезные шаги на пути к этому. Осознав, что мне не хватает дополнительного образования в сфере администрирования, я поступила в Питере на кафедру арт-менеджмента при пединституте имени Герцена, и это очень помогло мне в дальнейшем. Хотя к созданию оркестра все же привела череда событий, без которых, возможно, наши рождественские концерты не увидели бы свет.

— Какие же это события, если не секрет?

— Раньше я играла в оркестре радио и телевидения у Петера Сауля. Самые лучшие музыканты страны там работали и получали колоссальное удовольствие, а потом оркестра не стало. Играть между тем хотелось, и лет 5 я ездила в Нарву на репетиции симфонического оркестра. А потом устала – далеко, да и годы идут, хочется наконец сделать что-то свое, стоящее. Столько идей в голове, а никто ничего не преподносит на блюде! Я спросила себя: а чего я, собственно, жду? Надо решиться и делать. Попросила Яака Юриссона сделать аранжировки мировых хитов для струнной группы – надоело играть в бэндах! Этот композитор и музыкант очень известен, он работал с Яаком Йоалой, Анне Вески, Тынисом Мяги. Он сделал 5-6 аранжировок, и тогда я собрала мини-состав — 10 человек. Решили таким образом отметить 20 лет моей творческой деятельности.

— Получилось?

— Еще как! Был аншлаг, зрители и музыканты умоляли продолжать, все истосковались по оркестровой работе. Но это сказать легко, а где достать средства на те же аранжировки, не говоря об оплате труда музыкантов? И тут как раз помог случай: на меня вышла мама Марины Морозовой, окончившей Миланскую академию музыки имени Джузеппе Верди,которая в этот момент занималась организацией концерта дочери с финалистом «Голоса» Евгением Кунгуровым в зале Nokia. Им требовался оркестр, и я ответила: оркестр будет. И закипело-забурлило: я пригласила еще 15 человек из тех, с кем когда-то работала в театре оперы и балета, и заказала Юриссону еще 20 аранжировок. Он сделал их за три недели, при том что был загружен на основной работе! А солист нашего оркестра Игорь Ермаков стал его дирижером.

— Вы порвали зал Nokia?

— А как же! Люди стояли в проходах. Таллиннское телевидение нас снимало, и показывает этот концерт до сих пор. Кунгуров очаровал всех. Это замечательный человек – у него шикарный голос, и он об этом знает, но никогда не кичится им. А для Марины Морозовой это было не просто выступление – в зале сидел ее итальянский жених Марио, и это была их помолвка. Зрители ликовали, и мы поняли, что сами не ожидали от себя такого размаха. Это было 2 марта сего года. Так в общем-то и родился наш оркестр «Фокстрот», с тех пор мы начали целенаправленно репетировать и готовить программу.

— Программа романтическая. Что навеяло такую направленность?

— В сентябре я летала в Милан на свадьбу к Марине и Марио. Я играла на скрипке во время церемонии венчания, а еще мы ездили в Венецию и снимали клип, плавая в гондоле. Я вернулась одухотворенная и спонтанно задумала этот концерт. В нем и Пьяццола, и французский шансон, одним словом – все песни о любви, которые не оставляют слушателя равнодушным.

natali-52-3

— Я обратила внимание на костюмы музыкантов – кто продумывает стиль?

— Ты про розовую одежду? Я в последнее время полюбила цвет фуксии, поэтому вспомнила о том, что у меня уже лет 10 в шкафу лежат 7 платьев, купленных на распродаже, зная, что использую их для оркестра. Просто поняла, что надоело выступать в черном, хочется светлых ярких тонов, которые радуют душу и сердце. Тамара Дзманашвили, проработавшая костюмером Русского драмтеатра в Таллинне 25 лет, дошила нам платья. А для мужчин купила рубашки. Они смеялись, мол, надо было назвать оркестр «Розовый фламинго»! Но никто не спорил: переодеваются на каждое выступление.

— «Фламинго» — это же название другого коллектива…

— Да, практически на всех наших концертах танцевальное оформление создает клуб бального танца «Фламинго» под руководством замечательного хореографа Елены Курган, в Нарве она известна под прежней фамилией — Коконова. Танцорам нравится выступать с оркестром, а нас очень украшает их участие, так что мы благодарны клубу за наш творческий альянс.

—  Ваши дети занимаются музыкой? По чьим стопам пошли?

— Мне нужны не конкуренты, а концертмейстеры (смеется). Оба осваивают фортепиано. Сыну 15, в этом году он поступил на подготовительные курсы в училище им. Отса. А еще выиграл конкурс начинающих молодых композиторов в Таллинне, и его отправили в лагерь Артек представлять Эстонию – это была творческая смена.Так что сын точно в папу. А дочке 9 лет, она учится в музыкальной школе и занимается вокалом, хочет стать певицей. Воспитываем их своим примером, они растут очень творческими. А мы с супругом вместе написали музыку к нескольким мюзиклам, к эстонским и зарубежным фильмам. Нам очень интересно жить, и мы часто ловим себя на ощущении, что все только начинается. Это просто здорово! Никогда не бойтесь мечтать и осуществляйте любые, даже самые дерзкие задумки.

Беседовала
Анна Чистоделова

ОБСУЖДЕНИЕ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Наслаждайся культурой дома

► Инфотелефоны отдела культуры

График работы:
по рабочим дням c 8.00 до 17.00):
• тел. 3599212 (школы)
• тел. 3599219 (детские сады)
В другое время можно направлять вопросы по э-мейл: kultuur@narva.ee.

Инфотелефоны круглосуточной помощи Департамента социальной помощи

Департамент социальной помощи Нарвы публикует инфотелефоны круглосуточной помощи, которые действуют в условиях чрезвычайного положения в стране!

53056001, 53054558 — вопросы по нуждающимся пожилым людям и взрослым людям с недостатками здоровья

53040627 — вопросы по прожиточному пособию

53012714 — отдел защиты детства

5512193 — директор (нуждающиеся пенсионеры)

Все телефоны специалистов департамента опубликованы на сайте департамента

ВНИМАНИЕ!

В связи с чрезвычайной ситуацией по распространению короновируса в государстве сообщаем Вам, что прием в Департаменте социальной помощи будет проходить следующим образом:
• Понедельник: 09.00-12.00;
• Среда: 13.00 – 16.00.

Телефон кабинета приема 3569412.
Также можно воспользоваться телефонами специалистов на сайте www.narva.eewww.narvaabi.ee или по электронной почте.

По возможности просим предоставлять дигитально подписанные заявления и ходатайства для получения социальных услуг или помощи в Департамент социальной помощи на адрес электронной почти sotsiaalabiamet@narva.ee.

Ida-Viru Ühistranspordikeskus MTÜ

Все расписания автобусных уездных линий Ида-Виру можно найти www.peatus.ee и www.ivytk.ee/soiduplaanid/.

MTÜ Ida-Viru Ühistranspordikeskus
E-mail: info@ivytk.ee
Тел: +372 5030201

ВИДЕО

Ноябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30