Menu

СВЕТЛАНА ГРУШЕВА: «КОГДА МЕЧТА ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ПЛАН»

СВЕТЛАНА ГРУШЕВА: «КОГДА МЕЧТА ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ПЛАН». Иппотерапия – древний способ излечения болезней посредством общения с лошадьми – сегодня снова набирает популярность. Снять стресс, зарядиться хорошим настроением и ощутить небывалое единение с природой теперь можно не уезжая далеко от Нарвы. Именно здесь, на хуторе под Пеэтерристи, обосновалась благотворительная организация, подарившая второй шанс почти десятку симпатичных лошадок. Основатель этого проекта Светлана Грушева делится с читателями газеты «Нарва» радостями, трудностями и особенностями главного дела своей жизни.

Иппотерапия – древний способ излечения болезней посредством общения с лошадьми – сегодня снова набирает популярность. Снять стресс, зарядиться хорошим настроением и ощутить небывалое единение с природой теперь можно не уезжая далеко от Нарвы. Именно здесь, на хуторе под Пеэтерристи, обосновалась благотворительная организация, подарившая второй шанс почти десятку симпатичных лошадок. Основатель этого проекта Светлана Грушева делится с читателями газеты «Нарва» радостями, трудностями и особенностями главного дела своей жизни.

loshad49-1— Светлана, добрый день. Не первый раз проезжаю мимо и удивляюсь поджарым станам ваших лошадей. И еще – тому, что они все время проводят на улице. А ведь не май месяц…

— Не волнуйтесь за них!

(смеется). У лошадей есть крыша, и при необходимости мы их заводим в конюшню. Но местные породы акклиматизированы и холода совсем не боятся. Мы просушиваем их шерсть попонами, которые постоянно меняем.

— А как же ипподромные кони?

— Спортивные лошадки – совсем другое дело. Они действительно растут в тепличных условиях: их бреют, чтобы не обрастали шерстью – иначе лошадь под интенсивными нагрузками потеет, а ворс в 5 сантиметров трудно просушить, – и держат под несколькими ватными попонами в конюшне. Другое дело, что век таких скакунов, как у балерин, например, недолог: пенсия часто наступает в 20 человеческих лет, и животное продают по «мясной» цене, то есть дешево, как отработанный материал. Хорошо, если рядом окажутся такие, как мы.

— Такие – это какие?

— Готовые спасать, продлевая жизнь. Лечить, заботиться, находить иное применение. Вот здесь, на хуторе под Нарвой, мы с командой неравнодушных людей содержим 9 лошадей. Пять из них принадлежат MTÜ Ayuda, четверо – частным лицам. Две из них мои.

— Хрупкая девушка, и вдруг 9 лошадей – откуда столько физической силы и познаний?

— Я изучала животноводство в Тарту. А заниматься лошадьми мечтала всю жизнь. Так что я счастливчик. Несмотря на все трудности, которые в любом деле были, есть и будут.

— Не самая трендовая специальность, если, конечно, не родиться на селе.

— Нет, я самая что ни на есть городская, выросла в доме на Пушкина, где до сих пор и живу. Правда, одним из первых детских воспоминаний стал цокот лошадиных копыт за окном – по выходным мимо дома часто проезжала телега. А еще мне маленькой часто снилось, как скачу на лошади по полю; я такой счастливой себя в тот момент ощущала, и с этим ощущением просыпалась.

— Такие романтические сны многим девушкам снятся. Часто там еще и принц фигурирует.

— Да, но тут другое. Когда впервые проскакала галопом – узнала то ощущение из сна, почувствовала: мое! Мне было лет 12; тогда, в 1997-м, под Нарвой открылся первый конный любительский клуб, его владелицей была Анна Новгородова. Занятия стоили дорого: час обучения – 100 крон, при том что на питание мне родители давали 25 в неделю! Я экономила, для меня это была цена пятнадцати минут на лошади (улыбается).

— Не больно-то накатаешься с такими расценками. Как выкручивались?

— Помощники нужны в любом клубе, поэтому основное время мы, подростки, мыли, чесали, кормили и поили лошадей, убирали за ними. И смотрели, как мастерски с ними управляются старшие. Однажды, катаясь на велосипеде, встретила дедушку, ехавшего на бричке, запряженной лошадью, и напросилась ухаживать уже за ней. Так что поначалу была самоучкой.

lo49-3

— Понимали от природы психологию коней?

— Какое там!.. (смеется). Все приходило с опытом. Лошадь – сильное, опасное животное: оно не только лягнуть, но и укусить может, и сбросить с себя. Приходила домой в ссадинах, синяках, укусах; родные спрашивали у мамы: «Почему не запретите?», на что мама, всю жизнь проработавшая в полиции, отвечала: «Лучше на хуторе с лошадьми, чем с пивом и сигаретами в подъезде». А я уже тогда знала, что поеду поступать в Тарту на ветеринара в сельскохозяйственный.

— Главное, что родители вас поддерживали во всем.

— У мамы с детства были две мечты: первая – покататься верхом на лошади, вторая – построить свой дом с видом на пасущихся коней. Ее не стало шесть лет назад – онкология. И уже когда знали диагноз, я осуществила первую мечту: научила маму держаться в седле. Почему-то время на это нашлось только тогда, когда его осталось не так много… Теперь осталось воплотить в жизнь вторую, о доме, и я иду к этому: мечта постепенно превращается в план.

— Дай бог, чтобы это поскорее произошло. А тогда, решив поступать в сельскохозяйственный, какие предметы подтянули?

— При поступлении в институт в ход пошли результаты госэкзаменов за 12 класс по химии, биологии, английскому, эстонскому, плюс оценка за 6-часовое сочинение. Я набрала проходной балл и начала постигать науку животноводства.

— Наверняка в программе было много лишнего, теоретизированного, того, что не пригодится никогда?

— Конечно, за год полноценной практики в этой сфере ты почерпнешь больше, чем за 5 лет обучения. Так и случилось: оказавшись после института на ферме Конью, я получила такой опыт, который не даст ни одна бумажка о прослушивании сотни часов лекций.

— Это та самая ферма, на которой якобы голландский продукт выдают за национальный?

— Именно якобы! Откуда взялась эта информация, не знаю. Я работала там полный день, выхаживала новорожденных козочек и телят, наблюдая весь процесс производства изнутри. Не только сотрудники, но и многочисленные туристы – группы по 40 человек и больше – видели, как сцеживается молоко, как делается сыр.

— Это рынок, где пиар и антипиар идут рука об руку.

— Да, только потребитель уже не знает, каким разоблачениям верить, а каким – нет. Хорошо, когда есть возможность спросить у знающих.

lo49-1

— Давайте вернемся к лошадям. Как получилось, что после Конью снова вернулись под Нарву?

— Душа лежала именно к этому. Четыре последних года я опять часами пропадала на хуторе Анны Новгородовой, которая стала родным человеком для меня и моих дочек – сейчас старшей 9, а младшей 5. Они называли ее бабушкой Анной. Мы готовили ей горячую еду, слушали ее рассказы. Она сплотила вокруг себя настоящих любителей, ценителей лошадей, на ее хуторе не умолкал детский смех. У нас сложился замечательный коллектив, мы делали праздники и приглашали группы и семьи отдохнуть и познакомиться с миром лошадей. Организовывали Масленицу, отмечали День лошади, было очень весело. Казалось, это продлится еще долго, но в январе этого года 80-летней Анны не стало. Жизни в ней оставалось еще на годы, просто стечение обстоятельств. Мы с ребятами, членами клуба, разобрали своих лошадей и увезли кто куда.

— Почему нельзя было содержать их и дальше в конюшнях Анны?

— Как это часто бывает, у одиноких при жизни людей после смерти сразу находятся родственники. Я увезла своих двоих питомцев в Конью.

— Как далеко! Нарвитянам не хватает возможности если не конным спортом заниматься, то хотя бы время от времени принимать сеансы иппотерапии…

— Спорт – это точно не к нам, в ближайшие годы по крайней мере. А что касается терапии – мы теперь близко, в Пеэтерристи. Когда к моим двум лошадкам добавились еще, а потом еще, мы арендовали хутор и зарегистрировали MTÜ. — Как это произошло? — На ферме в Конью я познакомилась с замечательными человеком – Ксенией Клочковой. И этот, как вы выразились, «проект» – наше общее дело! И мечта одна, а что воплощать ее в жизнь проще вместе, когда рядом есть надежное и опытное плечо друга! Ксения, кстати, – учредитель MTU, а я присоединилась позже. И спасать лошадей она первая начала, а я подхватила. Нам абсолютно не мешает расстояние – Ксения живет в Таллинне.

— И хорошо: так вы сеете добро почти по всей Эстонии. С разных, так сказать, сторон. И лошадям помогаете, и людям. Скоро зимние каникулы. Есть какая-то программа для семей с детьми, для школ и садов?

— Пока мы не можем принимать группы, но поскольку организация благотворительная, призванная спасать лошадей, попавших в трудную ситуацию, всегда рады гостям, особенно если они приносят нашим подопечным небольшое угощение – морковку, яблоко. Животные совсем не прочь полакомиться и пообщаться! Бананы, кстати, тоже любят.

— А в какие трудные ситуации, кроме заката спортивной карьеры, могут попасть лошади?

— Да их миллион, все как у людей. Вон видите молодого мерина, а рядом пониже лошадка? Это мама и сын; их хозяин стал инвалидом, больше ухаживать за ними было некому, и мы их приняли у себя.

— Как справляетесь с почти десятком парнокопытных?

— Волонтеры помогают. В основном это семьи владельцев наших постоянных лошадок. Для детей это великолепная практика и подготовка к настоящей, взрослой жизни, где ничего не достается даром. Лошади учат нас не быть лодырями: прежде чем покататься, надо сначала почистить, убрать, покормить, попоить коня, а это тяжело физически. Здесь остаются самые трудолюбивые – не каждый взрослый умеет делать то, в чем уже преуспели иные подростки. Мы гордимся своей сменой, а новым помощникам всегда рады и с удовольствием покажем, что и как делать.

— А что за дикая история приключилась с вашим детищем буквально с месяц назад: газеты писали о пожаре, поджоге и тому подобном?

— Неизвестные подожгли наше сено. Сгорел весь зимний запас. Не могу понять до сих пор, кому и зачем это было надо: выживаем как можем, лечим и выхаживаем не выставочных совершенно животных, конкуренцию никому не составляем. В очень тяжелый период мы оказались без корма на зиму, и только помощь неравнодушных людей со всей Эстонии спасла положение. С трудом нашли сено – в такое время обычно заготовки давно проданы – и с огромной переплатой за транспортные услуги получили его.

— Мир не без добрых людей, что радует!

— А мы будем радовать их. Предоставлять постой для лошадей, принадлежащих горожанам. Пусть сами живу в городе, а сюда приезжают заниматься. У нас уже есть несколько владельцев. Каждый из них спас лошадь и обеспечивает ее, а мы помогаем ежедневно ухаживать.

— А какова вообще экономика владения лошадью? Сколько стоит конь, его проживание на территории хутора и так далее?

— Постой и уход у нас обходится менее чем в 100 евро в месяц – по меркам Эстонии это почти символически: в среднем по стране 200-300, есть и дороже. А лошадь, как и автомобиль, может стоить и 300 евро, и 30 тысяч – в зависимости от породы, возраста и родословной. Большие деньги крутятся в спорте, а у нас просто клуб любителей лошадей. С временем хотелось бы организовать на его территории сельскохозяйственный мини-зоопарк, ведь многие городские детки не отличают козу от овцы, теленка от жеребенка. Мы бы и рассказывали, и показывали.

— А лошади детей любят?

— Совру, если скажу, что безоговорочно. У каждого животного свой характер. Они, конечно, понимают, что перед ними ребенок, но поблажек детям не дают. Я своих дочек сажаю только на одного коня, и полностью контролирую процесс. Но ведь и дети разные! Обе мои выросли среди лошадей, но старшая ездит в седле чуть не с полугода, а младшая начала проявлять интерес лишь годам к пяти, предпочитая скакать галопом, но вдвоем со мной.

lo49-2

— Пожелаю вашим питомцам легко пережить зиму, а вам побыстрее реализовать все задуманное. Может, хотите обратиться к читателям с конкретными пожеланиями? Говорят, под Новый год…

— Во-первых, хочу пожелать всем мира и любви, лада в семьях. Теплой зимы, веселых праздников. Дарите друг другу добро, цените близких, пока они рядом. А если захочется единения с живой природой, мы всегда рады видеть у себя дружелюбно настроенных людей. А как лошадки рады общению! Каждую подъезжающую машину встречают радостным «Иго-го!» (смеется). Иппотерапия действительно сильная штука. Вот так устанешь за день от неразрешимых, кажется, проблем, думаешь: еще и к лошадям ехать, воду ведрами из колодца таскать, зачем я это на себя взвалила? А приедешь, погладишь гриву, ощутишь дыхание леса, спокойствие бескрайнего поля – и через полчаса вновь полна сил, а впереди ждет только хорошее.

Беседовала Анна Чистоделова
foto. Svetlana Grusheva
video.
Darja Kotisova

ОБСУЖДЕНИЕ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Наслаждайся культурой дома

► Инфотелефоны отдела культуры

График работы:
по рабочим дням c 8.00 до 17.00):
• тел. 3599212 (школы)
• тел. 3599219 (детские сады)
В другое время можно направлять вопросы по э-мейл: kultuur@narva.ee.

Инфотелефоны круглосуточной помощи Департамента социальной помощи

Департамент социальной помощи Нарвы публикует инфотелефоны круглосуточной помощи, которые действуют в условиях чрезвычайного положения в стране!

53056001, 53054558 — вопросы по нуждающимся пожилым людям и взрослым людям с недостатками здоровья

53040627 — вопросы по прожиточному пособию

53012714 — отдел защиты детства

5512193 — директор (нуждающиеся пенсионеры)

Все телефоны специалистов департамента опубликованы на сайте департамента

ВНИМАНИЕ!

В связи с чрезвычайной ситуацией по распространению короновируса в государстве сообщаем Вам, что прием в Департаменте социальной помощи будет проходить следующим образом:
• Понедельник: 09.00-12.00;
• Среда: 13.00 – 16.00.

Телефон кабинета приема 3569412.
Также можно воспользоваться телефонами специалистов на сайте www.narva.eewww.narvaabi.ee или по электронной почте.

По возможности просим предоставлять дигитально подписанные заявления и ходатайства для получения социальных услуг или помощи в Департамент социальной помощи на адрес электронной почти sotsiaalabiamet@narva.ee.

Ida-Viru Ühistranspordikeskus MTÜ

Все расписания автобусных уездных линий Ида-Виру можно найти www.peatus.ee и www.ivytk.ee/soiduplaanid/.

MTÜ Ida-Viru Ühistranspordikeskus
E-mail: info@ivytk.ee
Тел: +372 5030201

ВИДЕО

Октябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031